World Socialist Web Site

НА МСВС

Эти и другие сообщения и аналитические обзоры доступны
на английском языке по адресу www.wsws.org

Новости и комментарии
Социальные вопросы
История
Культура
Наука и техника
Философия
Рабочая борьба
Переписка
Трибуна читателя
Четвертый Интернационал
Архив
Что такое МСВС?
Что такое МКЧИ?

Книги

Другие языки
Английский

Немецкий
Французский
Итальянский
Испанский
Индонезийский
Польский
Чешский
Португальский
Сербохорватский
Тамильский
Турецкий
Сингальский

 

МСВС : МСВС/Р : Новости и комментарии : Ближний Восток

Версия для распечатки

Политический тупик лейбористского сионизма

Часть 2 | Часть 1 | Часть 3

Слияние лейбористских и ревизионистских сионистов

Джин Шаоул
23 октября 2001 г.

Данная серия из трех статей рассматривает исторический процесс, который привел Лейбористскую партию Израиля к образованию коалиционного правительства с блоком Ликуд под руководством Ариэля Шарона, а также обусловил ее участие в жестоком подавлении палестинской интифады. На английской странице МСВС статья появилась 5, 6 и 7 апреля этого года. В русском переводе часть первая была опубликована 12 сентября.

Лейбористские сионисты охотно сотрудничали с британскими властями, получившими в 1922 году, согласно мандату Лиги Наций, право на управление Палестиной. Однако к 1938 году, после двух лет продолжительных арабских волнений не только в Палестине, но также и во всем ближневосточном регионе, а также столкнувшись с растущей перспективой войны с Германией, Британия начала осознавать, что ее более широко трактуемые интересы на Ближнем Востоке зависят от поддержки соседних арабских режимов. Она отступила от своей политики ограниченной поддержки сионистов и отказалась от планов Комиссии Пиля (Peel Commission) 1937 года, нацеленных на разделение Палестины между евреями и арабами. В 1939 году Британия предложила предоставить Палестине на десятилетний срок независимость, введя при этом ограничения в отношении еврейской иммиграции и приобретения ими земли. Евреи должны были остаться меньшинством в арабской Палестине.

С этого времени лейбористские сионисты, увидев, что их мечты о еврейском государстве тают на глазах, отказались от укоренившейся сионистской политики осмотрительности и постепенности и стали сотрудничать со своими злейшими врагами — правыми сионистами, известными в качестве «ревизионистов», ориентировавшихся на фашистские режимы Германии, Италии и Польши.

Владимир Жаботинский, основатель Еврейского легиона и лидер «ревизионистов», никогда не разделял наивную иллюзию Бен-Гуриона, согласно которой палестинцы однажды молча согласятся с еврейским господством на их земле. В статье под названием Железная стена, опубликованной в 1923 году, Жаботинский писал: «Сионистская колонизация должна либо закончиться, либо проводиться против желания местного населения. Поэтому эта колонизация может продолжаться и иметь прогресс только под защитой силы, независимой от местного населения — железной стены, которая будет в состоянии сопротивляться давлению местного населения. Такова в целом наша политика по отношению к арабам... Добровольное согласие с арабами не стоит в повестке дня ни сегодня, ни в ближайшем будущем».

Жаботинский все более враждебно относился к тому, что он воспринимал как сионистское молчаливое согласие с отказом Британии от своих обязательств [поддержки] по отношению к евреям. Он требовал, чтобы Трансиордания, которая была исключена из Британского мандата, вошла в состав еврейского национального государства в Палестине. Он с презрением обличал лейбористских сионистов, которые воздерживались от восстановления своих собственных вооруженных сил, расформированных в конце Первой мировой войны. «Если вы хотите колонизовать землю, на которой уже живут люди, вы должны поставить на ней гарнизон или найти «богатого человека» или благотворителя, который поставит гарнизон в ваших интересах. Или-или: [если вы не готовы использовать силу] откажитесь от вашей колонизации, поскольку без военной силы, которая сделает физически невозможной любую попытку уничтожить или предотвратить эту колонизацию, колонизация невозможна, не «трудна», не «опасна», а НЕВОЗМОЖНА... Сионизм является колонизационной авантюрой, и поэтому он выстоит или падет в зависимости от вооруженной силы. Важно... говорить на иврите, но, к несчастью, еще более важно уметь стрелять — иначе я закончу играть в колонизацию».

В 1923 году Жаботинский был вынужден выйти из Всемирной сионистской организации (ВСО) после того, как достоянием гласности стало его секретное соглашение с ультранационалистическим и кровавым украинским правительством Петлюры. Жаботинский согласился следовать вместе с войсками Петлюры против удерживаемой большевиками Украины. Два года спустя он порвал с официальным сионистским руководством и основал ревизионистскую партию, которая стала оплотом сионистских «коричневорубашечников». Его стиль все более подражал милитаризму Муссолини и Гитлера, несмотря на то что Жаботинский никогда не называл себя фашистом. «По-видимому, пришло время, когда необходимо быть единственным основным руководителем в движении, «вождем», хотя я все еще ненавижу это слово. Ладно, если это необходимо, пусть будет так», — писал он в одном из своих писем 1932 года.

Отношения с лейбористскими сионистами ухудшались, в то время как существовало широко распространенное предположение о соучастии «ревизионистов» в убийстве Хаима Арлозорова, политического секретаря Еврейского агентства. В 1934 году в пику ВСО Жаботинский учредил Новую сионистскую организацию, которую он рассматривал как слишком робкую и стремящуюся к компромиссу. Хотя Жаботинский понимал, что сионисты слишком слабы, чтобы выжить без британской поддержки, он не собирался держаться за фалды британцев дольше, чем это было необходимо. Он довольно ясно сознавал свои цели. «Мы хотим еврейской империи», — говорил он одному журналисту в 1935 году.

Он пришел к убеждению, что фашистские диктаторы Европы могли бы оказаться лучшими покровителями сионистов, чем британцы. Как объяснял Ленни Бреннер (Brenner) в книге Сионизм в век диктаторов, «ревизионисты» и пальцем не пошевелили, чтобы противодействовать преследованиям европейских евреев, но сотрудничали с фашистами в попытке направить массовую иммиграцию в Палестину, что могло бы сделать жизнеспособным сионистский проект.

«Ревизионисты» проводили кампанию террора, направленную на вытеснение британцев из Палестины и учреждение на всей земле библейской Палестины, включая Трансиорданию, еврейского государства. Учитывая, что евреи были там меньшинством, образование такого государства неизбежно означало изгнание арабского населения. Иначе невозможно было бы гарантировать его еврейский характер.

Такова была партия, с которой лейбористские сионисты достигли соглашения в конце 1930-х годов.

Характер сионистского государства

После Второй мировой войны, оказавшись перед лицом растущей враждебности и подрыва своих позиций в Палестине, британская политика снова изменилась: теперь она предлагала двухнациональное государство. Когда и арабы, и евреи отвергли это предложение, Британия передала конфликт на рассмотрение Организации Объединенных Наций, рассчитывая наверняка, что ООН отдаст Палестину назад под контроль Британии. Однако надежды Лондона на разрешение этого конфликта в своих собственных интересах были разрушены.

США приняли решение занять место Британии в качестве господствующей державы на богатом нефтью Ближнем Востоке и взять под свой контроль споры по вопросу о Палестине. Израильский историк Илан Паппе (Ilan Pappe) в книге Фабрикация Арабо-израильского конфликта в 1947-1951 гг. объясняет, что это привело к назначению в Специальный комитет ООН по Палестине (UNSCOP) «несведущих представителей со всех частей мира, которые до сих пор совсем мало что знали, если вообще что-либо знали, о ситуации в этом регионе». Соответственно тому «они выступили с предложением о создании еврейского государства, в котором половина населения была бы арабами». Подобно остальному миру, UNSCOP был глубоко взволнован бедственным положением евреев, свидетелем которого стали его представители в ходе посещения лагерей для перемещенных лиц в Европе. Поскольку в 1947 году США отказались принять существенное число еврейских беженцев на свою территорию, то создание еврейского государства казалось единственным решением.

Учреждение еврейского государства было встречено с симпатией миллионами людей во всем мире, которые были устрашены катастрофой, постигшей европейское еврейство. Ведущие державы, в том числе Советский Союз (но не Британия), активно поддерживали создание этого государства, но каждая из них в своих собственных интересах. Они рассматривали это новое государство как способ блокирования британских позиций на Ближнем Востоке. ООН голосовала за разделение Палестины, приветствуя еврейское государство в качестве нового и прогрессивного образования, предназначенного для строительства демократического и равноправного общества в интересах наиболее жестоко угнетенного народа Европы.

Как только Бен-Гурион объявил о независимости Израиля, разразилась война между арабами и евреями. Последние смогли захватить большую территорию, чем та, которая была включена в разделительные планы как 1937, так и 1947 года. То, что евреи все же владели менее 10 процентами всей земли, определило характер еврейского заселения, которое носило главным образом городской характер. Израиль был учрежден на 80 процентах подмандатной территории, которая контролировалась Британией. Король Абдулла Трансиорданский, глава зависимого от Британии государства, захватил оставшуюся часть.

Хотя в планах «ревизионистов» всегда стоял захват всей Палестины, включая Трансиорданию, Бен-Гурион следовал более прагматичному подходу по отношению к размерам сионистского государства. Сначала установить еврейское государство, пускай и маленькое, а границы можно будет всегда урегулировать потом.

«Ревизионисты» участвовали в террористических актах, осуществлявшихся бандами «Иргун» (Irgun) и «Штерн» (Stern) и санкционированных лейбористскими сионистами. Это сыграло большую роль в изгнании палестинцев из их домов. Бен-Гурион сам поощрял военизированную организацию «Хагана» (Hagana), находившуюся под контролем главным образом Гистадрута/партии Мапаи и бывшую предшественницей израильских сил обороны, которая занималась изгнанием палестинцев из их домов. Изгнание палестинцев, которым суждено было стать беженцами в соседних странах и рассеяться по всему миру, а также захват их земель — все это заложило существенные предпосылки для образования государства Израиль.

В то время как новое государство превратило сотни тысяч палестинцев в беженцев, оно приняло «Закон о возвращении», который распахнул двери для евреев со всего мира для приезда на жительство в Израиль. После Второй мировой войны сотни тысяч евреев жили в ужасных условиях в лагерях для перемещенных лиц, раскиданных по всей Европе. При наличии немногих стран, желавших принять их на жительство, Израиль обеспечил им единственную возможность обрести свой дом.

Заодно с обеспечением пристанища для евреев Израиль также стремился поощрять иммиграцию, чтобы обеспечить рабочую силу, наличие которой было жизненно важным для выживания становящегося государства и процветания еврейского бизнеса. Декларация независимости Израиля, хотя и бравшая за образец французскую «Декларацию прав человека» и американскую «Декларацию независимости», была полным обманом. Лейбористские сионисты, которые управляли Израилем в течение следующих 30 лет, никогда не придавали демократическим обязательствам, которые она содержала, какую-либо форму закона.

Мапаи/Лейбористская партия не разработала конституции или Билля о правах. Она не разделила конституционно государство и религию, не разработала либеральную концепцию гражданства, распространяющую равные права на всех. Арабские граждане были подчинены военному праву, которое было отменено только в 1966 году. Правительство Израиля легализировало экспроприацию арабской земли, полученной в результате изгнания палестинцев, посредством ряда законов, которые также предотвращали возврат этой земли в руки первоначальных владельцев. Оно запретило палестинским гражданам покупать землю в Израиле (это положение было аннулировано Верховным судом только в 2001 году). Более того, политическим партиям, которые оспаривали право Израиля на существование, было запрещено принимать участие в выборах. Вплоть до подписания соглашения в Осло в 1993 году Израиль не признавал право палестинцев на независимость.

Короче говоря, существование Израиля зависело от поддержки США и Советского Союза, которые навязали его создание враждебному арабскому миру. Израиль был политически незаконен. С первого дня своего существования он был страной, которая находилась в состоянии войны со своими соседями и основывалась на этнических чистках. Национализм стал лейтмотивом израильского общества. Лейбористские сионисты установили режим, который отрицал самые элементарные демократические права палестинских граждан. Неравенство было положено в основу его юридической системы.

Правительства лейбористских сионистов после получения независимости

Лейбористские сионисты господствовали в стране посредством своего контроля над главными политическими партиями и вооруженными силами в течение следующих 30 лет. С 1949 года, когда временное правление подошло к концу, до 1977 года израильские правительства формировались коалициями, возглавляемыми Мапаи. До своего выхода на пенсию в 1963 году Бен-Гурион являлся доминирующей политической фигурой и занимал пост премьер-министра большую часть этого периода.

Ирония заключалась в том, что именно те самые экономические и социальные перемены, которые помогли осуществить лейбористские сионисты, в конечном итоге размыли социальную основу этой партии и привели к устареванию политической программы лейбористских сионистов к середине 1970-х годов.

Лейбористы разработали программу быстрого экономического роста, беспрецедентную на Ближнем Востоке за пределами наиболее богатых нефтью государств. С 1948 по 1970 год Валовой Внутренний продукт Израиля рос на уровне 10 процентов в год, а доход на душу населения увеличивался почти на 5 процентов в год. Население Израиля становилось все в большей степени городским. Зависимость от занятости в сельском хозяйстве снизилась с 20 процентов в 1948 году до 6 процентов в 1980 году. Хотя занятость в промышленности оставалась на постоянном уровне, составлявшем около 25 процентов от всей рабочей силы, факт этот скрывал сдвиг от малых к крупным предприятиям. Одновременно все более важными становились сектора высоких технологий, обработки алмазов и финансовых услуг.

Это экономическое развитие являлось результатом очень специфического набора условий: длительного послевоенного бума, иностранных дотаций и займов для капиталовложений вместе с постоянным притоком иммигрантов.

Быстрый экономический рост частично являлся результатом того, что ежегодный уровень инвестиций составлял 25 процентов годового дохода. Однако доля инвестиций, которые приходились на внутренние ресурсы Израиля, была близка нулю. Фактически все капиталовложения обеспечивались посредством иностранной помощи. Главным источником финансирования являлась еврейская диаспора, которая вкладывала 200 миллионов долларов США в год до 1967 года и огромную сумму в 700 млн долларов ежегодно в течение последующих шести лет. Германские репарации в начальные годы обеспечили другой важный источник финансирования: по 125 млн долларов ежегодно до 1966 года. Даже после того, как выплаты репараций закончились, помощь Западной Германии продолжала поступать на более высоком уровне, чем раньше.

Послевоенный массовый выезд евреев из Европы обеспечил Израиль высококвалифицированной и профессиональной рабочей силой, что сделало его способным добиться значительного роста производительности труда в традиционных отраслях промышленности и создать новый высокотехнологичный сектор, особенно в оборонной и авиационной промышленности. Продолжающийся приток еврейских мигрантов из Ближнего Востока и Северной Африки обеспечил фонд дешевого труда, который дополнял фонд низкооплачиваемого труда израильских арабов и подпитывал растущий внутренний спрос.

Гистадрут, Всеобщая федерация труда, сохраняла свое положение главного экономического института, поскольку эта организация была профсоюзом, работодателем, банкиром, сберегательным учреждением и поставщиком услуг социального страхования и социального обеспечения. К 1983 году она насчитывала 1,6 млн членов, предоставляла работу более 250 тысячам человек и управляла самым крупным промышленным предприятием Koor Industries. Шестьдесят процентов израильских граждан были зависимы от ее схем социального страхования. Она играла жизненно важную роль в усмирении и сдерживании классовых противоречий в интересах сионистской элиты.

Одним из первых шагов Израиля было превращение своей военной машины в эффективную боевую силу. Обслуживая военные нужды сионистского государства, израильская военщина сыграла решающую роль в привлечении и обучении иммигрантов, наделяя их чувством общего израильского гражданского патриотизма.

До образования государства Израиль военные силы включали в свой состав вооруженные формирования различных партий. Бен-Гурион действовал быстро, рассчитывая поставить под свой контроль деятельность всех вооруженных сил, принадлежавших его политическим противникам — «ревизионистам», в том числе банды «Иргун» и «Штерн». Он свел вместе все партийные вооруженные формирования, в том числе «Хагану», контролировавшуюся Мапаи, для создания объединенной национальной армии, Сил обороны Израиля (СОИ), которая номинально была независима от партийной политики. Однако старший командный состав Бен-Гурион набирал из частей «Хаганы», на которые он особенно мог полагаться. Львиная доля офицеров СОИ вышла из рядов жителей киббуцев, оплота лейбористских сионистов, в которых жило 5 процентов израильтян.

СОИ состояли из основанных на воинской повинности армии, военно-морского флота и военно-воздушных сил, в которые призывались на два года мужчины и на один год женщины. В 1975 году срок службы увеличился на три и два года соответственно. Каждый год мужчины обязаны проводить несколько недель на сборах резервистов, пока не достигнут 50 лет. В дополнении к этому существовал регулярный набор офицеров и военнослужащих сержантского состава, служащих определенный срок по контракту. СОИ опирались на систему быстрой мобилизации, способной довести число солдат до 300 тысяч человек в 1967 году, и до 500 тысяч в 1982 году без соответствующего увеличения численности населения Израиля. Две трети активного боевого состава из 174 тысяч военнослужащих СОИ были призывниками. СОИ стали самыми экипированными и обученными вооруженными силами мира и одними из немногих, развивавших свое собственное ядерное оружие. Хотя большую часть их содержания нес на себе военный бюджет США, эти накладные расходы должны были определять все политические решения, оказывавшие влияние на развитие Израиля после 1967 года. С 1948 по 1978 год военный бюджет Израиля рос в среднем на 21 процент ежегодно. Однако эта цифра скрывает более быстрый рост в расходах после 1967 года. От уровня в 6 процентов в начале 1950-х годов военные расходы достигли пика в 47 процентов в 1976 году.

В 1951 году Бен-Гурион создал разведывательные службы, которые были прямо ответственны перед премьер-министром: «Моссад» для внешней разведки, «Шин-Бет» (Shin Bet) для внутренних дел и «Аман» (Aman) для военной разведки. «Моссад» вскоре приобрела дурную славу из-за своего участия в незаконных убийствах по всему миру, осуществлявшихся в интересах сионистского государства, его покровителей, сторонников и всех, кто мог оказаться полезным.

Изолированное региональное положение Израиля означало, что для него жизненно важным было обеспечение могущественных покровителей на международной арене. Советская бюрократия скоро отказалась от поддержки Израиля по своим внутренним причинам — из-за противодействия эмиграции еврейских диссидентов. Бен-Гурион стремился как можно быстрее обеспечить соглашение о репарациях с Западной Германией, которые поддерживали израильскую экономику в первые годы. Он вывел Израиль из объединения неприсоединившихся государств и принял прозападную ориентацию. Это привело Израиль к стратегическому альянсу с Францией и Британией, что привело к усилению дипломатического, экономического и военного положения Израиля в 1950-е годы.

Однако действительно крупное достижение Израиля было сделано в середине 1960-х годов, когда в разгар «холодной» войны была получена финансовая поддержка США. Хотя президент Трумэн поддержал создание государства Израиль в 1947 году в качестве составной части американского плана, направленного на превращение США в ведущую державу на Ближнем Востоке, отношение Вашингтона к Израилю было окрашено их взаимоотношениями с колониальными державами, Францией и Британией. В 1956 году президент Эйзенхауэр использовал угрозу экономических санкций для того, чтобы принудить французские и поддержанные Британией израильские вооруженные силы уйти из Суэца. Но серьезный интерес к Израилю США начали проявлять только тогда, когда Египет, ведущее арабское государство в этом регионе, примкнул к советскому лагерю.

США в конечном итоге стали самым важным источником помощи Израилю. Хотя до 1967 года Америка оказывала сравнительно незначительную помощь (50 млн долларов в год), к 1986 году эта помощь выросла до огромной суммы в 3 млрд долларов в год (1,2 млрд — экономическая поддержка, 1,8 млрд — военные расходы), что сделало Израиль самым крупным в мире получателем помощи США из расчета на душу населения. В отличие от денег, получаемых от диаспоры и Западной Германии, 90 процентов помощи американского правительства осуществлялась в форме займов, а не как безвозмездная помощь, что привело ко все более растущему бремени долговых и процентных платежей.

К середине 1960-х годов относительное политическое и общественное согласие внутри Израиля начало нарушаться. Среди иммигрантов, которые прибыли в 1950-60-е годы, была велика доля выходцев с Ближнего Востока и из Северной Африки. Они были менее образованы, приезжали в страну по большей части без денег, зачастую были вынуждены жить в приграничных поселениях, в основном лишенных социальных удобств, получали работу с низкой заработной платой и часто оказывались безработными. Что еще хуже, они приняли на себя основную тяжесть долголетней войны Израиля с его враждебными соседями. В 1959 году марокканские евреи в Хайфе восстали в знак протеста против своего положения. Их жизненные условия продолжали ухудшаться, особенно в ходе рецессии середины 1960-х годов, что игнорировалось Гистадрутом, который стремился сдерживать рост заработной платы в интересах европейских евреев.

Напряженность внутри Израиля нарастала, поскольку правительство не предпринимало никаких социальных или экономических мер для смягчения сложившегося положения. Лейбористские сионисты ответили на растущую внутреннюю напряженность и внешний конфликт, который привел к шестидневной войне в июне 1967 года, включением в правительство национального единства своих ненавистных противников, партии Херут (Herut).

Во главе Херута, преемницы «ревизионистской» партии Жаботинского и предшественницы Ликуда, стоял Менахем Бегин. Бегин принадлежал к террористическому вооруженному формированию «Иргун» и в ходе войны 1948 года между арабами и евреями руководил позорной кровавой резней в Дейр-Яссине (Deir-Yassin), в результате которой все 254 жителя этой деревни были убиты. В своей книге Восстание — История "Иргун" Бегин торжествовал по поводу этого массового убийства: «Легенда Дейр-Яссина помогла нам в особенности в спасении Тиберии и захвате Хайфы... Все еврейские силы прошли вперед вплоть до Хайфы как нож сквозь масло. Арабы начали панически бежать, крича Дейр-Яссин... Арабы по всей стране были охвачены безграничной паникой и начали бежать, спасая свои жизни».

Прежде Херут исключалась из лейбористских коалиционных правительств, поскольку продолжала выдвигать требование «Великого Израиля»: расширение сионистского государства до размеров территории, на которую распространялся британский мандат на Палестину и Иорданию. Однако к 1967 году пришел ее час. Ее экспансионистские требования, которые лейбористские сионисты отклоняли в ходе борьбы против британского мандата только по прагматическим соображениям, теперь обрели средство для своей реализации. Ограничения Бен-Гуриона теперь могли быть сняты.

Библиография:

Zionism in the Age of Dictators Lenni Brenner, Lawrence Hill & Co, ISBN 0882081632

The Making of the Arab Israeli Conflict 1947-51 Ilan Pappe, I B Tauris & Co Ltd, ISBN 1850438196

The founding myths of Israel Ze'ev Sternhell, Princeton University Press, ISBN 0691009678

The Jewish Question: A Marxist Interpretation Abram Leon, Pathfinder Press, ISBN 0873481348

Смотри также:
Политический тупик лейбористского сионизма. - Часть 1. Происхождение и классовый характер политического сионизма
(21 сентября 2001 г.)
Политическое значение израильской политики государственного террора
( 19 сентября 2001 г. )

К началу страницы

МСВС ждет Ваших комментариев:



© Copyright 1999-2017,
World Socialist Web Site