World Socialist Web Site

НА МСВС

Эти и другие сообщения и аналитические обзоры доступны
на английском языке по адресу www.wsws.org

Новости и комментарии
Социальные вопросы
История
Культура
Наука и техника
Философия
Рабочая борьба
Переписка
Трибуна читателя
Четвертый Интернационал
Архив
Что такое МСВС?
Что такое МКЧИ?

Книги

Другие языки
Английский

Немецкий
Французский
Итальянский
Испанский
Индонезийский
Польский
Чешский
Португальский
Сербохорватский
Тамильский
Турецкий
Сингальский

 

МСВС : МСВС/Р : Новости и комментарии : Северная Америка

Версия для распечатки

Куда толкает американский народ администрация Буша?

Редакционная коллегия МСВС
2 октября 2001 г.

Нижеследующее заявление было опубликовано на английской странице МСВС 22 сентября 2001 г.

Из речи, произнесенной президентом Джорджем В. Бушем на совместном заседании Конгресса вечером во вторник, 18 сентября, безошибочно вытекает следующее: Соединенные Штаты толкают на путь глобального насилия и внутренних репрессий, беспрецедентных в истории этого государства.

Во имя войны «против терроризма» администрация Буша требует — и получает — неопределенные и неограниченные полномочия на использование военной силы по всему миру.

Осадный антураж речи Буша — окруженный войсками Капитолий и проникавший в зал звук двигателей военных вертолетов — соответствовал той позе, которую американская администрация заняла с момента террористической атаки на Нью-Йорк и Вашингтон. Поступая таким образом, правительство стремилось не к тому, чтобы успокоить американский народ, а, напротив, чтобы создать атмосферу паники. Оно поощряет настроения истерии, соединенные с волной шовинизма, чтобы заставить общественность согласиться не только с неограниченным использованием американской военной мощи, но также и с далеко идущими нападками на основные демократические права внутри самих Соединенных Штатов.

Отсюда отсутствие вице-президента Чейни и заявление, что он находится в тайном надежно охраняемом месте. Администрация хочет, чтобы американский народ поверил, что огромная мощь вооруженных сил США не может гарантировать безопасность руководителей правительства в Капитолии. Если бы Буш и компания действительно верили в эту абсурдную идею, то тогда следовало бы сказать, что они совершенно потеряли головы. Более вероятным объяснением является то, что они стремятся давать постоянные подтверждения своим заявления о том, что Америка находится в состоянии войны, приучая население к мерам военного времени и к действиям правительства, которое осуществляет свои основные функции за спиной общественности.

В своей речи Буш использовал апокалиптические понятия, пытаясь убедить американский народ в том, что тот должен молча согласиться на глобальную войну неопределенной продолжительности против сонма все еще неназванных врагов. При этом не указываются никакие ограничения относительно возможных жертв и разрушений, которым будут подвергнуты народы за пределами США, равно как и относительно количества гробов с останками американских солдат.

«Наш ответ — заявил он, — включает в себя намного больше, чем просто мгновенное возмездие и изолированные удары. Американцам следует ждать не одной битвы, а долгой кампании, равной которой мы еще не видели». Это не будет короткая и решительная война против одной страны, как в Ираке, — продолжал он, — или воздушная война без единой потери для США, как в Югославии. Он назвал свою войну за «уничтожение мировой террористической сети» «задачей, которая не имеет конца». Подчеркнуто отказавшись исключить возможность использование ядерного оружия, он добавил: «Мы будем руководить всеми ресурсами, которые находятся в нашем распоряжении... и всем необходимым оружием войны».

Обосновывая перспективу нападения на любую страну, которая сегодня или завтра может оказаться препятствием для реализации мировых амбиций Соединенных Штатов, Буш заявил: «Каждая нация в каждом регионе мира сегодня должна принять решение: или вы с нами, или вы с террористами». Любая нация, которая откажется подчиняться диктату Вашингтона, «будет считаться Соединенными Штатами враждебным режимом».

В сердцевине представленного Бушем сценария содержалась непоследовательность, которую он даже не попытался объяснить. С одной стороны, он заявил, что врагом являются «крайние» элементы исламских фундаменталистов. Несколько «тысяч» подобных террористов разбросаны по приблизительно 60 странам. Однако это относительно маленькая кучка плохо связанных между собой террористических групп образовала страшную и прямую угрозу Америке и «всему цивилизованному миру» в таких масштабах, что только при самом массовом и длительном применении военной силы можно будет искоренить ее.

Непосредственная цель речи Буша состояла в том, чтобы втянуть страну в войну против Афганистана. Буш зачитал список требований, выполнение которых, как ему прекрасно известно, означало бы для режима Талибана политическое самоубийство. Талибы не смогли бы их принять, даже если бы они этого хотели. Буш потребовал, чтобы Талибан передал в руки Америки «всех лидеров» сети «Аль-Каида» Осамы бен Ладена, чтобы он немедленно закрыл все представительства «Аль-Каиды» и чтобы США был предоставлен «полный доступ в учебные лагеря террористов».

В действительности администрация Буша требует, чтобы режим талибов согласился с превращением Афганистана в военный протекторат Соединенных Штатов. Этот ультиматум, заявил Буш, «не подлежит ни переговорам, ни обсуждению». Если руководители этого режима не уступят требованиям США, предупредил Буш, то они разделят судьбу террористов, то есть будут убиты.

Не было выдвинуто никакого формального требования об экстрадиции Осамы бен Ладена. Между тем в существующем международном праве нет какого-либо общепринятого мнения по поводу того требования, которое было выдвинуто Бушем. Требования Вашингтона были сформулированы так, чтобы обеспечить предлог для войны, решение о начале которой уже было принято.

Буш возложил на бен Ладена и его талибских покровителей прямую ответственность за ужасные события 11 сентября. Без сомнения, они являются реакционными силами, которые могли очень хорошо сыграть эту роль, однако, в подтверждение своего обвинения Буш не привел ни одного доказательства. Даже Wall Street Journal, на редакторских страницах которой раздавались крики с требованиями войны не только против Афганистана, но также и против Ирака, признала в опубликованной 19 сентября статье, что официальные лица США не способны собрать достаточных свидетельств для доказательства своих обвинений против бен Ладена.

«Однако по западным стандартам права и международных отношений 21-го века, — пишет Journal, — сколькими реальными доказательствами о замешанности бен Ладена располагают следователи? Ответ на этот вопрос, основанный на том, что может быть извлечено из публичных заявлений официальных лиц США, пожелавших высказаться на эту тему, до сих пор недостаточен».

Далее Буш в своей речи попытался оправдать войну против Афганистана указанием на репрессивный и тоталитарный характер режима Талибана. Однако талибский режим является прямым продуктом прежней американской политики, а его диктаторские методы правления и религиозная нетерпимость ничем не отличают его от ближайших союзников Соединенных Штатов на Ближнем Востоке, таких как нефтяные монархии в Саудовской Аравии, Кувейте и других государствах Персидского залива.

Толкая дело к войне, администрация Буша мало задумывается о далеко идущих и даже не просчитываемых последствиях этой акции. Производя интервенцию в самый нестабильный регион мира, где великие державы соперничают за контроль над стратегическими ресурсами и за геополитическое влияние посреди невыразимой нищеты сотен миллионов людей, Соединенные Штаты вовлекаются в действия, результат которых может оказаться катастрофичным для всей планеты.

Стоит сравнить методы администрации Буша с методами, использованными Кеннеди в кубинском ракетном кризисе. Тогда речь в самом деле шла об одном из наиболее крупных столкновений «холодной войны», в котором правительство США, с его точки зрения, оказалось перед лицом явной военной угрозы. В то время американское правительство обратилось к Организации Объединенных Наций и представило детальные фактические доказательства, подтвержденные документами и фотографиями, относящимися к этому делу. Более того, это происходило с такой степенью предусмотрительности, которая находится в разительном контрасте с действиями администрации Буша.

Сегодня американское правительство делает самые огульные заявления, но не представляет ни миру, ни американской общественности никаких доказательств, чтобы подтвердить их. Историческое сравнение показывает, что сегодня действия правительства США определяются не столько размерами угрозы, сколько величиной возможностей, которыми оно располагает для превращения бедствия в предлог для осуществления далеко идущей, но незаявленной военной, политической и экономической программы.

Это подтверждается сообщением New York Times о расколе внутри администрации Буша. Он проходит между теми, кто следует за госсекретарем Колином Пауэллом, который хочет действовать с толикой осторожности из боязни дестабилизировать Ближний Восток и другие обширные регионы мира, и теми, кто следует за заместителем министра обороны Полем Вулфовицем, рассматривающим трагедию 11 сентября в качестве давно ожидаемой возможности свергнуть режим в Ираке и установить целый ряд марионеточных правительств. Целью этой фракции является быстрое осуществление долгое время вынашивавшихся планов по захвату контроля над богатыми нефтью бассейнами Персидского залива и Каспийского моря и распространению американского военного присутствия на весь евразийский континент.

В своей речи Буш не дал объяснения политической и исторической подоплеки катастрофы 11 сентября. При соучастии средств массовой информации администрация стремится похоронить тот факт, что те, кого она назвала виновными в террористическом преступлении, были в свое время обучены и профинансированы Соединенными Штатами. Исламские фундаменталисты, в том числе бен Ладен, которых Буш подверг резкой критике, начинали как «активы» ЦРУ во время проведения Вашингтоном кампании по свержению просоветских режимов в Афганистане в 1980-е годы — операции, которая осуществлялась в то время, когда Буш-старший, бывший директор ЦРУ, занимал пост вице-президента при Рональде Рейгане.

Всего несколько лет назад США молчаливо одобрили приход к власти своих старых талибских союзников. Таким образом, Талибан стал самым последним примером в длинном ряду былых американских союзников, которые выступили против США и были объявлены ярыми милитаристами и современными гитлерами, превратившись в мишени для уничтожения. В их число уже попали Мануэль Норьега из Панамы, Фаррах Айдид из Сомали, Саддам Хуссейн из Ирака и Слободан Милошевич из Сербии.

Истеблишмент средств информации прекрасно знает эту историю. И действительно, почти двадцать тому лет назад корреспондент CBS Дан Разер (Rather) путешествовал по Афганистану и позировал перед телевизионными камерами в одежде моджахедов, чтобы создать поддержку силам исламского фундаментализма.

Эта история тщательно умалчивается, потому что она показывает: те, кто сегодня ведет американский народ к войне со всеми сопутствующими бедственными последствиями, политически замешаны в трагедии, которая отняла жизни тысяч американцев в Нью-Йорке и Вашингтоне.

Угрожающие последствия для демократических прав в результате сползания к войне были подчеркнуты заявлением Буша о создании нового поста в администрации — Комитета по внутренней безопасности — для координации всех операций служб разведки и безопасности внутри страны.

Операции ЦРУ, законодательно ограниченные ранее целями, находящимися только за пределами Америки, отныне будут координироваться федеральным агентством самого высокого ранга с операциями ФБР и других полицейских агентств для прослушивания и шпионажа за людьми внутри США. Уже одно это представляет собой огромное нарушение гражданских свобод. Но это только первая часть более широкого наступления на демократические права, которое включает в себя арест на неопределенный срок легально находящихся в стране иностранцев, высылку без судебного рассмотрения и обширное распространение полномочий правительства на прослушивание телефонов и перехват электронных сообщений.

Ни один слой политической элиты не подверг сомнению требование Буша на получение карт-бланша для ведения войны за границей и слом гражданских свобод внутри страны. В самом начале военного крестового похода обе партии отказались от выражения несогласия.

Демократическая партия продемонстрировала свое нежелание создавать какой-либо предлог для оппозиции посредством отказа от традиционного ответа партии меньшинства на президентское обращение к Конгрессу. Вместо критики лидер демократического большинства в Сенате Том Дэшл (Daschle) появился вместе с лидером сенатского меньшинства Трентом Лоттом, который суммировал состояние американской политической жизни замечанием: «Оппозиционной партии не существует».

Средства массовой информации, которые на весь мир прославляют обращение Буша, хранят молчание относительно противоречия между демократической риторикой, которая наполняла Капитолий, и фактическим установлением однопартийного государства. Эти мудрецы не позаботились указать на то, что объяснение Бушем враждебности террористов к Соединенным Штатам — «Они ненавидят именно то, что они видят здесь в этом зале: демократически выбранное правительство» — было дано человеком, который появился в Белом доме благодаря антидемократическим и незаконным средствам.

И иронично, и угрожающе выглядит то обстоятельство, что начало войны во имя свободы сопровождается разрушением самых элементарных принципов демократии и демонтажем основных конституционных гарантий. Предписание Буша: «или вы с нами, или с террористами» — является не только формулой ведения войны и свержения иностранных правительств, оно является сигналом для начала маккартистской «охоты на ведьм» против политически несогласных внутри США.

Фактический развал какой-либо оппозиции играет дополнительную политическую роль. Он означает, что расследование ошеломляющих провалов службы безопасности, которые сделали возможным атаки на Всемирный Торговый центр и Пентагон, может не состояться.

Атмосфера страха и паники позволяет правительству избежать какого-либо отчета за то, что было, по меньшей мере, результатом преступной халатности, а затем перевернуть все с ног на голову и утверждать, что безопасность и процветание народа требуют согласия на отмену демократических прав.

Речь Буша была также знаменательной своими умолчаниями. Отражая самые привилегированные и узкие классовые интересы, которые он представляет, Буш потребовал компенсации для авиакомпаний за счет налогоплательщиков, но ничего не сказал о миллионах рабочих, представителей малого бизнеса и пенсионеров, чьим средствам к существованию угрожают крах фондового рынка, резкое снижение потребительских расходов и массовые увольнения, которые последовали после катастрофы 11 сентября. Ни Буш, ни демократы не предлагают каких-либо серьезных мер для обеспечения семей работников авиапромышленности, которые в колоссальном количестве выбрасываются на улицы. Они не предлагают системы безопасности для владельцев магазинов в Нью-Йорке, которые пострадали от уничтожения целого района этого города. Что касается мелких инвесторов и пенсионеров, чьи копившиеся в продолжение всей жизни сбережения, а также средства, откладываемые для получения пенсионных выплат, были опустошены, то им нечего ожидать помощи от Вашингтона.

Ужасные человеческие жертвы 11 сентября были, в конечном счете, результатом безрассудной, безответственной и реакционной международной политики, десятилетиями проводившейся американскими правительствами, которые представляют не американский народ, а, напротив, финансовую и корпоративную элиту. Сегодня эта самая элита пользуется трагическими событиями в Нью-Йорке и Вашингтоне, чтобы втянуть население — без демократически-организованной полемики или обсуждения, а также в атмосфере истерии и политического шантажа — в «войну, не похожую ни на какую другую», которая может привести только к новым катастрофам и трагедиям как за границей, так и внутри страны.

Смотри также:
Антиамериканизм — «Антиимпериализм» дураков
(29 сентября 2001 г.)
Демократические права в Америке — первая жертва войны Буша против террора
( 25 сентября 2001 г.)
Почему администрация Буша хочет войны?
( 20 сентября 2001 г.)
Политические корни террористического нападения в Нью-Йорке и Вашингтоне
( 14 сентября 2001 г.)

К началу страницы

МСВС ждет Ваших комментариев:



© Copyright 1999-2017,
World Socialist Web Site