World Socialist Web Site

НА МСВС

Эти и другие сообщения и аналитические обзоры доступны
на английском языке по адресу www.wsws.org

Новости и комментарии
Социальные вопросы
История
Культура
Наука и техника
Философия
Рабочая борьба
Переписка
Трибуна читателя
Четвертый Интернационал
Архив
Что такое МСВС?
Что такое МКЧИ?

Книги

Другие языки
Английский

Немецкий
Французский
Итальянский
Испанский
Индонезийский
Польский
Чешский
Португальский
Сербохорватский
Тамильский
Турецкий
Сингальский

 

МСВС : МСВС/Р : Новости и комментарии : Европа : Германия

Версия для распечатки

Государственный визит российского президента в Берлин

Путин и Шредер стремятся к усилению роли своих правительств в мировой политике

Патрик Рихтер
23 октября 2001 г.

Нижеследующая статья была опубликована на немецкой странице МСВС 29 сентября 2001 г.

Террористические атаки 11-го сентября на Всемирный Торговый центр и Пентагон сыграли по отношению к международным событиям роль политического катализатора с далеко идущими последствиями. В рамках общего международного «альянса, направленного против терроризма» происходит новое смешение карт в покере мировой геополитики. Борясь за мировое влияние, крупнейшие державы создают «новые реальности».

Недавний визит российского президента Владимира Путина в Германию знаменует собой в этом отношении важный шаг вперед. С одной стороны, Путин попытался повысить международный статус Кремля за счет усиления оси Берлин-Москва. С другой стороны, немецкое правительство рассматривало этот визит в качестве шанса для того, чтобы увеличить внешнеполитический вес находящейся под германским контролем Европы, но с привлечением России.

Во вторник Путин выступил перед германским Бундестагом и вызвал при этом у членов правительства и депутатов всех фракций бурную овацию. При этом газета Handelsblat почувствовала себя так, как будто ей напомнили «некритичную горбоманию 80-х годов».

В своей речи, произнесенной на немецком языке — «языке Гете, Шиллера и Канта» — Путин подчеркнул, что экономический вес Европы должен ныне найти свой аналог и в мировой политике, а именно, в политике, противопоставленной США и реализуемой совместно с Россией. «Никто не сомневается в огромном значении взаимоотношений между Европой и Соединенными Штатами Америки — сказал он, — однако я придерживаюсь мнения, что Европа в состоянии твердо и надолго закрепить за собой авторитет мощного и воистину независимого центра мировой политики в том случае, если ей удастся объединить свои собственные возможности с возможностями России... Теперь настало такое время, когда следует подумать о том, что необходимо сделать для того, чтобы объединенная и прочная Европа стала вестником единого и прочного мира».

Сказав, что «холодная война закончилась» и что Россия является «дружеской европейской страной», в которой расходы на образование превышают расходы на военный бюджет, он тем самым обосновал необходимость вовлечения России в дела Европы.

Обратившись непосредственно к немецкой касте политиков, он восхвалял общие немецко-русские традиции. Так, например, он напомнил о немецкой принцессе Софии Анхальт-Цербстской, которая, превратившись в Екатерину Великую (1762-1796), стала полновластной правительницей России и открыла для себя огромные возможности в области политики: «Между Россией и Америкой лежат океаны, а между Россией и Германией — великая история».

Для того чтобы смягчить почти нескрываемый антиамериканизм этой своей речи, он сразу же добавил: «Океаны и история в состоянии не только разделять друг друга, но и связывать друг с другом». За завтраком, состоявшемся на следующий день в отеле совместно с представителями правительства и журналистами, он ограничился лишь кратким замечанием, но без какого-либо смягчения в тоне: «С Германией нас объединяет великая история, а от Америки нас отделяет большой Атлантический океан».

Тем самым Путин более или менее открыто высказал лишь то, что в руководящих кругах Германии уже давно является предметом дискуссий и тайных устремлений. Та относительно скромная позиция, которую занимает Германия в международных делах, вовсе не соответствует ее позициям в Европе и в мире, подчеркнул он. Ни одна страна не должна вечно страдать под тяжестью той вины, которую она в свое время возложила на себя в результате определенных исторических событий. Он «призвал» Германию к тому, чтобы проявлять больше собственного самосознания.

«Более дифференцированная оценка» ситуации в Чечне

Свершившиеся в Нью-Йорке террористические акты правительство Шредера рассматривает в качестве шанса для того, чтобы и в дальнейшем форсировать свои честолюбивые внешнеполитические амбиции. Еще до того момента, как Путин произнес свою речь в Бундестаге, сюрпризом для него стало заявление канцлера Герхарда Шредера о том, «что в связи с событиями в Чечне мировое сообщество должно сделать более дифференцированную оценку, и оно, несомненно, это сделает».

Жестокие военные действия Российского правительства в Чечне до сих пор являлись одним из самых главных препятствий на пути урегулирования германо-российских взаимоотношений. Российская армия виновна в совершении казней без всякого судебного приговора, пытках и массовом изгнании людей в этой стремящейся к отделению провинции, а также во введении строгой цензуры всех средств массовой информации. С тех пор, как два года тому назад началась вторая война в Чечне, ответственность за которую несет правительство Путина, было убито 40.000 граждан, а 800.000 человек (то есть 2/3 всего чеченского населения) превратилось в беженцев.

«Более дифференцированная оценка» Шредера обозначает тот факт, что, несмотря на массовые нарушения прав человека и подавление свободы прессы, в ближайшем будущем правительство Шредера будет попросту закрывать глаза на эти факты российской действительности. Эти факты не должны больше стоять на пути сотрудничества с Москвой.

Другие руководящие представители Социал-демократической партии также присоединились к этой точке зрения. Председатель Комитета по иностранным делам в Бундестаге Ханц-Ульрих Клозе совершенно ясно заявил об этом в своем радиоинтервью. По его мнению, цена за кооперацию с Россией в борьбе против международного терроризма не является слишком высокой. Ведь, в конце концов, следует обязательно реагировать на сделанный русскими анализ относительно существующей угрозы терроризма. Русские уже давно указывали на тот факт, что существуют устремления извне создать в Чечне и Дагестане мусульманское фундаменталистское государство, и «такой анализ, как мы в настоящее время знаем, не является ошибочным».

Президент Бундестага, Вольфганг Тирзе (СДПГ), который обычно ссылался на необходимость «здравомыслящего осмысления» и «сохранения баланса», сопроводил речь Путина словами о том, что Россия лучше других знает, какую угрозу представляют собой фанатики-исламисты. Российская газета Коммерсант-Дейли дополнила его изречение нескрываемой издевкой: «Ведь сколько раз мы им об этом заявляли! Наконец-то теперь они это поняли».

Такое изменение в коллективном мнении [правящих элит] должно найти свое подтверждение и среди партнеров по правящей коалиции — «Зеленых». Если еще на предыдущей неделе десять парламентариев Бундестага в открытом письме, адресованном Путину, подвергли критике российские военные действия в Чечне, то теперь официальная партийная позиция состоит в том, что устремления российского президента, направленные на проведение «различия между чеченским народом и бойцами-террористами», должны найти достаточное признание.

Вслед за этими новыми официальными германо-русскими переговорами очень скоро должны последовать конкретные дела.

Наряду с более тесным сотрудничеством во всех областях на будущий год планируются совместные военные маневры Бундесвера и российской армии. Во время встречи с 350 экономистами-экспертами, состоявшейся в среду в городе Эссене, Путин помимо этого пообещал Германии в случае [международного] конфликта поставки нефти и газа, что вызвало бурные аплодисменты. Это — довольно конкретное предложение, согласно которому Германия в случае более значительного конфликта на Ближнем Востоке может рассчитывать на российскую поддержку, в результате чего ей нет необходимости испытывать на себе давление США.

В свою очередь и Германия будет готова поддержать интеграцию России в структуры НАТО. По этому поводу Шредер заявил: «Тесное, основанное на доверии сотрудничество» обнаружило тот факт, что именно ввиду существования угрозы со стороны международного терроризма «все должны быть заинтересованы» в том, чтобы найти для себя возможность для более тесного сотрудничества с Россией. Сделав намек на СЩА, он сказал: «Пока об этом еще не говорилось широко, но теперь это стало вполне ясно».

Во время визита Путина федеральное правительство предприняло дальнейшие шаги для того, чтобы Берлин смог упрочить свое положение в качестве действенного политического центра власти международного значения.

Спустя два дня после речи Путина Бундестаг преобладающим большинством проголосовал за продление [военного] мандата в Македонии, где Бундесвер впервые берет на себя полную ответственность за руководство военными действиями НАТО. Бундесвер обеспечивает присутствие там 600 солдат из общего количества в 1.100, что составляет большинство натовских сил.

Одновременно с Путиным Германию посетили также египетский президент Хосни Мубарак и итальянский премьер-министр, Сильвио Берлускони. Встреча с Мубараком подчеркивает усиливающийся внешнеполитический вес Берлина на Ближнем Востоке, над чем уже в течение многих недель работает министр иностранных дел Йошка Фишер («Зеленые»), а встреча с Берлускони была направлена на заключение нового союза с европейскими партнерами, в которой Берлин будет выступать в новой роли.

Комментируя эти события, Frankfurter Allgemeine Zeitung пишет: «У некоторых наших западных соседей это вызывает традиционное чувства беспокойства. Потребуется большое умение для того, чтобы избежать недоразумений и рискованных шагов, которые могут быть этим вызваны». Уже сейчас международная пресса высказывает опасения насчет нового Рапалло. В пригороде Генуи в 1922-м году Германия и Советская Россия заключили договор о многостороннем экономическом сотрудничестве, в результате которого победители в Первой мировой войне, Великобритания и Франция, почувствовали себя обманутыми.

На совместной пресс-конференции Шредера и Берлускони итальянский премьер-министр официально присоединился к «более дифференцированной оценке» ситуации в Чечне, после чего Шредер провозгласил, что Европа в будущем тоже «очень, очень тесно намерена сотрудничать с Россией».

Москва присоединяется к «альянсу против террора»

Кремль также рассматривает российско-германское и европейское сближение как шанс для того, чтобы усилить свои внешнеполитические позиции.

Спустя почти две недели после интенсивных переговоров российского президента с парламентариями Думы, министрами, военными экспертами и руководящими органами бывших советских республик Казахстана, Узбекистана, Таджикистана, Киргизии и Туркменистана, а также после сорокапятиминутного телефонного разговора с американским президентом Джорджем В. Бушем, состоявшемся в прошлое воскресенье, Россия официально присоединилась к «альянсу против террора».

Путин открыл российское воздушное пространство для «гуманитарных полетов НАТО», пообещал участие России в поисковых и спасательных акциях в случае возникновения конфликтов, снабжение оружием афганского Северного Альянса, борющегося против Талибана, обмен информацией секретных служб, а также почти неограниченное использование армией США бывших советских военных баз в центрально-азиатских республиках, являвшихся традиционной сферой российской великодержавной политики.

Готовность Москвы примириться с открытием бывших советских республик для военных операций армии США вызвало особенно бурную дискуссию и разногласия в Кремле. Еще на прошлой неделе министр обороны Сергей Иванов заявил о том, что он абсолютно не может себе представить перспективу потенциального стационирования вооруженных сил США в этом регионе.

Однако и Путину за прошедшие две недели, после интенсивных дискуссий с руководителями этих республик, не удалось сохранить вето Москвы в отношениях со странами бывшей советской Центральной Азии. Электронная Газета.ру объясняет явную слабость Москвы тем, что «мы не располагаем» больше в Центральной Азии «никакими экономическими и политическими аргументами». Сама проблема Москвы заключается в том, отмечает газета в другом месте, что «мы и без того не располагаем денежными ресурсами для проведения собственного похода против Афганистана».

Москва, очевидно, пришла к выводу, что более приемлемым является не рисковать перспективой конфликта с США из-за проведения военных действий в Центральной Азии, и что лучше самим воспользоваться выгодой от расправы с Талибаном, которого поддерживают исламистские сепаратисты в Чечне. Взамен на это западные державы предоставляют Москве свободу действий в Чечне.

Между тем на прошлой неделе положение российской армии там ухудшилось самым драматическим образом. В результате серии нападений на российские военные объекты, приведшей к большим потерям, Россия на некоторое время утратила контроль над Гудермесом, вторым по величине городом Чечни. После телефонного разговора с Бушем и визита в Берлин Путин предъявил чеченским сепаратистам 72-часовой ультиматум, согласно которому им следует решать, на чьей стороне они будут стоять в «борьбе против международного терроризма». Им предписывалось незамедлительно сдать оружие и вступить в переговоры с российскими властями. Продолжение кровопролития, которое теперь санкционируется Западом в рамках «международной борьбы против терроризма», станет для Кремля логичным выводом из складывающегося положения дел.

Буш в то же время заявил, что чеченским бойцам следовало бы прервать всяческий контакт с Осамой бен Аденом и его организацией «Аль-Каида», поскольку Вашингтон иначе не сможет вмешаться в контртеррористическую операцию в Чечне. По данным ЦРУ в этой кавказской республике должно находиться 2.500 бойцов бен Ладена, ответственность которого за террористические акты в Нью-Йорке, впрочем, все еще не доказана Вашингтоном.

Однако в Германии Кремлю дают четко понять, что новое партнерство подвергается строгой калькуляции. К примеру, остающийся все еще открытым вопрос относительно суммы старой задолженности Советского Союза по отношению к ГДР, как и прежде, является скрытым козырем в руках Германии.

Консервативная Die Welt отмечает в своем комментарии: «При этом, однако, существует опасность, что Россия переборщит относительно своих требований — ведь на мировой арене для экономического карлика не может быть иной роли кроме второстепенного партнерства. Высказывания, подобные тем, какие произнес канцлер Герхард Шредер, поддерживающий ныне интерпретацию Путиным войны в Чечне, вовсе не способствуют реальному осмыслению событий со стороны Москвы. Если в стремящейся к отделению российской республике последователи Осама бен Ладена, подозреваемого в организации террора, действуют довольно активно, то это вовсе не оправдывает тот государственный террор, который организован Москвой в Чечне».

К началу страницы

МСВС ждет Ваших комментариев:



© Copyright 1999-2017,
World Socialist Web Site