World Socialist Web Site

НА МСВС

Эти и другие сообщения и аналитические обзоры доступны
на английском языке по адресу www.wsws.org

Новости и комментарии
Социальные вопросы
История
Культура
Наука и техника
Философия
Рабочая борьба
Переписка
Трибуна читателя
Четвертый Интернационал
Архив
Что такое МСВС?
Что такое МКЧИ?

Книги

Другие языки
Английский

Немецкий
Французский
Итальянский
Испанский
Индонезийский
Польский
Чешский
Португальский
Сербохорватский
Тамильский
Турецкий
Сингальский

 

МСВС : МСВС/Р : Новости и комментарии : Европа : Британия

Версия для распечатки

Всеобщие выборы в Британии

Социалистический союз и Социалистическая лейбористская партия — не альтернатива новым лейбористам Блэра

Заявление партии Социалистического Равенства Британии
13 июня 2001 г.

Нижеследующий документ был опубликован на английской странице МСВС 29 мая 2001 г.

Растущее в рабочем классе разочарование правительством Блэра привело к участию во всеобщих выборах 7 июня ряда партий, что было разрекламировано как «как самый большой вызов, брошенный левыми на выборах» лейбористам со времен окончания Второй Мировой войны. Было выставлено более 300 кандидатов, выдвинутых прежде всего от Социалистической лейбористской партии (СЛП), Социалистического альянса (СА) и Шотландской Социалистической партии (ШСП).

Эти организации не предлагают жизнеспособной основы, необходимой для создания новой рабочей партии. Несмотря на тактические различия, все они выдвигают общую перспективу. Призывая к построению новой рабочей партии, они отвергают возможность ее существования на основе марксистской программы. Порицая правительство Блэра за его предательство «традиционных» лейбористских ценностей, они выступают за возврат к реформистской политике старого образца.

Председатель Национального союза шахтеров Артур Скаргилл основал СЛП в 1996 г., после отказа лейбористов от своей формальной приверженности общественной собственности, когда они исключили «параграф 4» из своего устава. Скаргилл призывает рабочих поддержать СЛП, напоминая о своем руководстве забастовкой шахтеров 1984-1985 гг., одном из самых тяжелых экономических поражений, которые потерпел рабочий класс Британии. Скаргилл со времен своей молодости был сталинистом, а его партия подпитывается главным образом выходцами из Коммунистической партии Великобритании (КПВ), вместе с горсткой маоистов из Индийской рабочей ассоциации, общества Сталина и небольшого числа членов более мелких радикальных групп.

За исключением призывов к боевому тред-юнионизму, программа СЛП берет за образец «Британский путь к социализму», разработанный КПВ в 1951 г. под опекой Сталина. Этот документ содержит отказ КПВ от формальной приверженности революционной политике ради исключительно парламентского пути к социализму, следуя реформистской линии, выдвинутой лейбористской партией.

Социалистический альянс и Шотландская Cоциалистическая партия

Социалистический альянс/Шотландская Социалистическая партия (СА/ШСП) состоят главным образом из организаций, заявляющих о приверженности троцкизму и выставивших общий список в Англии, Уэльсе и Шотландии. Социалистическая партия (СП, ранее тенденция Militant) впервые выступила как СА в Шотландии в 1996 г. в ответ на решение Скаргилла порвать с лейбористской партией и организовать СЛП. Однако из-за политической ориентации Скаргилла на сталинизм и личной мании величия, которая подорвала усилия, направленные на создание более широкого объединения, Шотландская Социалистическая партия была образована в сентябре 1998 г., соединив несколько радикальных организаций. ШСП официально откололась от своей родительской организации (СП) и ее Комитета за Рабочий Интернационал в самом начале этого года.

В Англии и Уэльсе группировка СА/ШСП осталась на уровне избирательного объединения. Образование Лондонского Социалистического альянса (ЛСА) в феврале 1998 г. объединило ряд радикальных организаций среднего класса, в том числе Социалистическую партию и Социалистическую рабочую партию СРП, для борьбы на дополнительных выборах за несколько мест в столичные органы власти и парламент. А в марте 1999 г. на собрании в Бирмингеме был образован всеанглийский Социалистический альянс. В мае 2000 г. ЛСА совершил свое первое большое политическое выступление, вступив в борьбу за места в только что созданном Управлении Большого Лондона, общелондонском органе власти, созданном лейбористским правительством.

Хотя решение Социалистической рабочей партии, самой большой радикальной группы в Англии, вступить в СА подтолкнуло фракции альянса к тому, чтобы добиваться его превращения в партию после всеобщих выборов, внутри этой организации сохраняется напряженность. Выступив инициатором Социалистического альянса, СП сопротивляется немедленному образованию партии, поскольку при текущем положении дел это фактически означало бы передачу организационного контроля в руки СРП. В свою очередь, СРП в отношении образования объединенной партии занимает позицию «поживем-увидим», ставя свое решение в зависимость от степени успеха на выборах.

Неспособность Альянса найти политический компромисс с СЛП означает, что в некоторых местах эти две организации непосредственно конкурируют друг с другом.

СА/ШСП заявляют, что образование марксистской партии невозможно до тех пор, пока большинство рабочих сохраняет иллюзии по поводу реформирования системы прибыли. Они признают, что эволюция лейбористов вправо резко ослабила их поддержку со стороны рабочих, и что это привело к образованию пустоты на левом фланге политического спектра. Однако они доказывают, что еще рано открыто выдвигать революционную перспективу, потому что рабочим необходимо пройти через центристскую стадию развития между реформой и революцией.

Согласно радикалам, образовавшим СА/ШСП, все усилия перепрыгнуть через эту стадию обречены на изоляцию и поражение. Напротив, задача марксистов, по их мнению, заключается в создании широкого объединения левацких тенденций, которое обеспечит среду, в которой через длительный период времени «революционеры» смогут убедить реформистски настроенных рабочих в правильности своей политики.

Этот путь — продолжение прежних усилий радикалов из среднего класса подчинить рабочий класс лейбористской бюрократии. В течение послевоенного периода эти тенденции действовали как левые придатки лейбористской партии, либо в ее рядах, либо, как в случае с СРП, как группа давления извне. Их перспективой всегда была мобилизация давления рядовых лейбористов с целью принудить старые рабочие организации к сдвигу влево, и не далее как в 1997 г. они все еще призывали голосовать за лейбористов. Что касается тенденции Militant, исключенной из лейбористской партии в 1995 г., то она до сих пор заявляла о своем намерении вернуться в нее тогда, когда боевые действия профсоюзов вынудят лейбористов вновь обратиться к реформистскому курсу.

Радикальные группы вынуждены выступить против лейбористов, поскольку их резкий сдвиг вправо — осуществление политики ограничения прав работников, приватизации и нападок на демократические права — сделал невозможным совмещать прямую поддержку партии Блэра с защитой реформистских мер, поддерживаемых группами радикалов. Однако они все еще предусматривают возможность заставить лейбористов или, по крайней мере, часть этой партии, сдвинуться влево.

Журналист Guardian и член руководства СРП Пол Фут разъясняет, что СА является «избирательной альтернативой тем лейбористам, которые недовольны курсом своего партийного руководства». Его целью является преподать «близкому окружению Блэра... урок: что огромная армия традиционных лейбористских избирателей хочет изменить направление».

Поскольку СА поднимает вопрос о возможности создания в отдаленном будущем новой рабочей партии, постольку такая партия также должна иметь в своем руководстве слой лейбористской и профсоюзной бюрократии.

СА взял за свой начальный образец Коммунистическую реорганизацию Италии (КРИ, Rifondazione Communista), которая появилась в результате раскола коммунистической партии — когда-то крупнейшей левой партии страны. КРИ действовала как левый апологет различных коалиций, в которых преобладали ее бывшие товарищи из переименованной Демократической левой, подготавливая почву для самого значительного разрушения прав на социальное обеспечение в послевоенной истории Италии. Их поддержка «левых центра» была решающей для обеспечения возможности правому медиа-магнату Сильвио Берлускони эксплуатировать появившееся социальное недовольство и прийти к власти в мае этого года в коалиции с неофашистским Национальным Альянсом.

Трудность для СА заключается в том, что в рядах лейбористской партии или профсоюзной бюрократии не появилась партия типа КРИ. Он надеялся, что СЛП Скаргилла будет началом такого раскола, но этого не произошло. Это лишило группы радикалов единственного варианта отбросить разногласия и держать вместе общий фронт в надежде, что в будущем к ним присоединится кто-нибудь из политических заправил.

С этой целью СА начал ловлю, призывая любого разочарованного бывшего лейбористского функционера и профсоюзного бюрократа примкнуть к нему, чтобы противостоять лейбористам, опираясь на согласованную минимальную программу социальных реформ. Веб сайт СА хвастается специальным списком, в котором перечисляются такого рода рекруты, хотя большинство из них составляют его собственные члены или бывшие радикалы, которые либо вышли из лейбористской партии, либо занимают посты в профсоюзном аппарате.

Превращение лейбористов в партию крупного капитала

Однако такого рода перегруппировка рассчитана на различные организации радикалов, подавляющих какое бы то ни было обсуждение того, что произошло со старыми рабочими организациями. В той степени, в какой предлагалось какое-либо объяснение превращения лейбористов в привилегированную партию крупного капитала, оно связывалось с субъективными недостатками партийных лидеров и принятием ими тэтчеровской ортодоксии.

Однако сегодняшняя траектория лейбористов свидетельствует не просто о недостатках руководства, а о недостатках перспективы. Лейбористская партия образовалась как политическое орудие для представления профсоюзов в парламенте. Хотя она включала в свои ряды группы, исповедующие социализм, ее программа отражала интересы профсоюзной бюрократии. Она черпала свое идеологическое вдохновение из Фабианского общества, которое выступало против любого революционного вызова системе прибыли и защищало ограниченные социальные реформы в рамках капитализма.

Социальные реформы, которых добился в течение прошлого столетия рабочий класс, были достигнуты как побочный продукт острых классовых сражений. Хотя лейбористская партия и профсоюзы являлись посредниками, через которых осуществлялись многие из этих сражений, основной целью бюрократии всегда являлось ограничение и направление независимых действий рабочего класса в такое русло, которое бы не угрожало существующему общественному порядку. Поэтому в первый период своего существования лейбористскую партию можно было бы определить как «буржуазную партию рабочих» — она была создана рабочим классом, но под политическим руководством бюрократии защищала капиталистический порядок.

Способность узкого реформистского мировоззрения к преобладанию в рабочем движении в течение целого исторического периода была, в сущности, результатом двух факторов. Во-первых, усилия по созданию действительно социалистической альтернативы лейбористам были подорваны возникновением сталинизма в Советском Союзе в конце двадцатых - начале тридцатых годов прошлого века. Во-вторых, в условиях, когда правящий класс желал и мог осуществлять уступки для того, чтобы сохранить социальный мир, реформизм оказался жизнеспособным.

После Второй Мировой войны великие державы, возглавляемые Соединенными Штатами, установили сложную систему валютного и торгового регулирования, чтобы попытаться ослабить национальные и социальные противоречия и обеспечить рост мировой промышленности и торговли. Это заложило основы того миропорядка, при котором произошел расцвет реформизма. Внутри развитых империалистических стран, таких как Британия, буржуазия могла использовать ресурсы и население всего мира, в то же время изолируя свой внутренний рынок посредством национального экономического регулирования и осуществляя реформы, такие как создание Национальной службы здравоохранения. Между всеми основными партиями — консерваторами, либералами и лейбористами — было установлено политическое согласие относительно необходимости такой политики, для того чтобы защититься от роста классовых сражений, которые могли бы угрожать выживанию системы прибыли.

Однако с1968 по 1975 годы мировой капитализм был поражен глубоким экономическим и политическим кризисом. В те бурные годы во всем мире возникали массовые движения рабочего класса, одновременно с этим рассыпался послевоенный экономический порядок, основанный на господстве доллара США.

Хотя правящий класс мог опираться на старые рабочие организации в деле восстановления классовых отношений, он не мог сохранить экономический порядок, установленный в Бреттон-Вудсе, когда доллар гарантировал всю систему мировой торговли. Мировая экономическая система, которую пытались регулировать правительства развитых капиталистических стран, в то время переживала беспрецедентный период роста; началась эпоха того, что стало называться «глобализация». Новые технологические достижения, связанные с развитием компьютеризации и телекоммуникаций и с возникновением огромных транснациональных корпораций, привели к реорганизации производства, распределения и обмена в мировом масштабе безотносительно к национальным границам. Экономическая судьба каждой страны стала еще более непосредственно связанной с успехом или неудачей на мировых рынках.

Постоянное стремление к международной конкурентоспособности было несовместимо с сохранением национальной политики социального обеспечения, которая рассматривалась корпорациями как непростительное расточительство их прибыли и богатства привилегированного слоя сверхбогатых. И политика экономической дерегуляции Тэтчер, и отказ лейбористов от своей старой реформистской программы явились результатом этих коренных изменений мировой экономики. Лейбористы больше не могли примирять свою защиту системы прибыли с защитой социальной реформы. Теперь их защита британского капитализма предполагает полное подчинение рабочего класса нуждам мирового капитала, и именно это является причиной продажности Блэра и компании.

Хотя профсоюзы еще охватывают миллионы рабочих, они не предлагают альтернативы лейбористской программе крупного капитала, не говоря уже о том, чтобы обеспечить основу новой рабочей партии. Программа лейбористов продолжает выражать интересы и политическую линию профсоюзной бюрократии. Подобно той партии, которую они создали, профсоюзные лидеры отказались от всякой защиты интересов своих рядовых членов, став продолжением корпоративного менеджмента. Их прежние усилия смягчить классовую борьбу были заменены главным образом мерами по предотвращению любой формы акций на производстве и навязывании рабочим доводов для принятия постоянных призывов к большей производительности труда, более низким зарплатам и неизбежности сокращения штатов компаний.

Признание со стороны СА/ШСП/СРП «старых лейбористских ценностей» кратко излагает их, в сущности, национально-реформистскую перспективу. Социальные реформы, которые они защищают, связаны с требованиями мер по усилению национального государства и перестройке бюрократических рабочих организаций. Хотя они представляют это как средство защиты рабочего класса от опустошений мирового капитализма, это может означать только поощрение национального деления, объединение рабочих со слоями своего собственного правящего класса против трудящихся других стран, которые находятся перед лицом таких же нападок.

Своим открытым признанием национализма Шотландская Социалистическая партия проложила путь для всех групп внутри СА. ШСП существует как отдельная партия только потому, что она защищает в качестве своего первого принципа самоопределение для Шотландии. Ее конечная цель состоит в том, чтобы стать младшим партнером Шотландской национальной партии (ШНП) в парламенте Эдинбурга, для того чтобы обеспечить контроль андреевского креста над экономикой Шотландии, системой социального обеспечения и сил обороны и предположительно «противостоять силам глобализации».

Позиция ШСП воспроизводит обанкротившуюся сталинистскую перспективу «построения социализма в одной стране», только примененную к Шотландии. Доказывая, что Шотландия имеет возможность для самодостаточного пути к социализму, манифест ШСП заявляет, что она «обладает изобилием ресурсов, в том числе тысячами миль морского побережья, огромными пространствами необитаемой земли, бесконечными запасами чистой воды, колоссальными объемами нефти, высоко квалифицированной рабочей силой, богатым культурным наследием и талантливым сообществом деятелей искусств, которое включает несколько лучших писателей, музыкантов и кинорежиссеров Европы».

«Существует достаточно сырьевых ресурсов для строительства совершенно новой Шотландии, которая будет противостоять силам глобализации, капитализма и станет международным символом сопротивления эксплуатации свободного рынка».

Политическая логика такой программы наиболее грубо выражена в прославлении Скаргиллом Сталина, Мао Цзэдуна и других деспотических, национальных автаркических режимов, которые так много сделали для дискредитации идеи социализма.

Действительное содержание требования независимости ШСП неотличимо от содержания выдвинутого Шотландской национальной партией лозунга «Независимая Шотландия внутри Европы». ШНП стремится развивать Шотландию как производственную базу европейских транснациональных компаний путем предложения шотландской рабочей силы как резервуара дешевого квалифицированного труда при наличии подходящих налоговых льгот для корпораций, чтобы стимулировать приток инвестиций. Хотя ШСП формально призывает к «объединенной социалистической Европе», она отказывается занять четкую позицию по вопросу о предложенном лейбористами референдуме о принятии Британией европейской единой валюты — евро — таким образом оставляя открытой дверь для будущего сотрудничества с ШНП.

Необходимой основой для становления действительно социалистической партии на территории всей Британии является признание того факта, что социальные, демократические и политические интересы рабочего класса нельзя защищать путем возврата в экономические границы национального государства. Интернационализация производства и связанные с нею огромные достижения в технике впервые в истории создали объективные средства для удовлетворения всех физических и культурных потребностей человечества.

Однако реализация этой возможности требует освобождения производительных сил от пут системы прибыли и ликвидации системы соперничающих национальных государств, на которой основан капитализм. Эта неотложная задача непосредственно определяет тип партии, необходимой рабочему классу. Против организованного в мировом масштабе капитала можно успешно сражаться только посредством объединения трудящихся всех стран в общую международную организацию — всемирную социалистическую партию. Именно такую программу выдвигает партия Социалистического Равенства в Британии как секция Международного Комитета Четвертого Интернационала.

Напротив, каждый слой старой реформистской и сталинистской бюрократии, как свидетельствует исторический опыт, показал свою враждебность стремлениям рабочего класса к международному единству и политической независимости от буржуазии и ее национально-государственных структур. Поэтому построение новой социалистической партии предполагает развитие независимого движения трудящихся в противовес всем представителям лейбористской и профсоюзной бюрократии и тем группам радикалов, которые стремятся придать новый импульс своему разлагающему влиянию на рабочее движение.

Смотри также:
Всеобщие выборы в Британии — Разоружение рабочего класса и необходимость новой социалистической партии
(6 июня 2001 г.)

К началу страницы

МСВС ждет Ваших комментариев:



© Copyright 1999-2017,
World Socialist Web Site