World Socialist Web Site

НА МСВС

Эти и другие сообщения и аналитические обзоры доступны
на английском языке по адресу www.wsws.org

Новости и комментарии
Социальные вопросы
История
Культура
Наука и техника
Философия
Рабочая борьба
Переписка
Трибуна читателя
Четвертый Интернационал
Архив
Что такое МСВС?
Что такое МКЧИ?

Книги

Другие языки
Английский

Немецкий
Французский
Итальянский
Испанский
Индонезийский
Польский
Чешский
Португальский
Сербохорватский
Тамильский
Турецкий
Сингальский

 

МСВС : МСВС/Р : Новости и комментарии : Международные события

Версия для распечатки

Избрание Шарона предвещает эскалацию конфликта в Израиле и на Ближнем Востоке

Крис Марсден
20 февраля 2001 г.

Победа лидера блока Ликуд Ариэля Шарона над лидером лейбористов Эхудом Бараком в результате прошедших во вторник выборов премьер-министра является поворотным пунктом в развитии политического положения внутри Израиля и на всем Ближнем Востоке. Она предвещает эскалацию конфликта с палестинцами и угрожает усилением нестабильности и возобновлением вооруженных действий в регионе.

Шарон апеллирует к наиболее правым элементам израильского общества. Его имя вызывает негодование среди арабских народов, а его послужной список в качестве военного дает все основания считать его военным преступником. Шарон возглавлял вооруженные силы, которые в 1953 году вторглись в деревню Квибия (Qibya) на Западном берегу реки Иордан, убив более 60 мужчин, женщин и детей и взорвав десятки домов, школу и мечеть.

В 1982 году в качестве министра обороны в правительстве Менахема Бегина Шарон послал израильскую армию в Ливан. Он начал осаду гражданского населения Западного Бейрута, во время которой были убиты тысячи людей, а также отдал приказ о том, чтобы палестинские пригороды Южного Бейрута были "полностью уничтожены".

В сентябре того же года Шарон стал вдохновителем массовой резни палестинцев в бейрутских лагерях беженцев Сабра и Шатилла, во время которой погибло от 800 до 2000 человек. Он отдал приказ вооруженным формированиям Ливанских христиан уничтожать любое сопротивление и открыл им путь для орудования в палестинских лагерях. Израильская следственная комиссия во главе с Коханом (Kahan) в феврале 1983 года вынесла решение, согласно которому Шарон был обвинен в "косвенной ответственности" за убийства, вследствие чего он был вынужден уйти в отставку с поста министра обороны.

Шарон, получивший прозвище "Бульдозер", несет прямую ответственность за подталкивание к опасной грани нынешнего конфликта между Израилем и палестинцами, который унес уже 400 жизней, прежде всего среди палестинцев. 28 сентября прошлого года он совершил провокационный визит на священную Храмовую гору в Иерусалиме.

Даже после заключения мирного соглашения в Осло в 1993 году Шарон продолжал выступать в качестве откровенного жесткого критика попыток заключить соглашение с палестинцами. Он последовательно выступал за проведение более агрессивных и жестоких полицейских и военных мер на оккупированных территориях и исходил из того, что только военное поражение палестинцев может обеспечить безопасность для израильских евреев.

В одобрительной по отношению к победе Шарона статье в Wall Street Journal Сет Липский (Lipsky) отмечает: "Одно из вынужденных действий мистера Шарона - это готовность вести войну на Ближнем Востоке. Речь идет о большом количестве вооруженных сил, которые готовы к тому, чтобы начать войну. Я не разговаривал с ним в продолжение последних 20 лет, во время которых он не имел возможности отдавать военные приказы".

В своем первом после победы на выборах выступлении Шарон подчеркнул, что любое соглашение с палестинцами не сможет обеспечить защиту "жизненных интересов" Израиля, включая вопрос о неделимости Иерусалима. Он осудил уступки, сделанные палестинцам со стороны Барака, которые содержали в себе предложение о создании палестинского государства на 90% территорий Западного берега и Сектора Газа. Шарон настаивает на том, что при любой договоренности Израиль должен сохранить контроль над Иерусалимом, а также заявляет, что не позволит палестинцам контролировать более, чем 42% территории Западного берега, которые они и так уже контролируют. Кроме того, он обещает сохранить все израильские поселения на оккупированных территориях. Подобная "программа мира" означает не что иное, как ультиматум, требующий от палестинцев полной капитуляции.

В конце января Шарон сказал журналу New Yorker: "Мы должны уничтожить терроризм и тех, кто идет против израильтян", - а совсем недавно он называл палестинского лидера Ясира Арафата "террористом и убийцей".

Основной костяк его избирателей состоит из фанатиков правого толка, которые определяют лицо жителей поселений. В предыдущем правительстве Ликуда Шарон занимался вопросом о значительном расширении поселений на бывших палестинских территориях. К этому следует добавить влияние ультра-ортодоксальных партий, от которых он, как и Барак до него, зависит в деле формирования правительства.

Шарон предпринял значительные усилия для того, чтобы смягчить свою милитаристскую повестку дня во время предвыборной кампании, упоминая только о необходимости обеспечения "безопасности". Однако его политические союзники были более откровенны. В одной из предвыборных статей в либеральной газете Haaretz цитировался член Кнессета от партии Национального Единства Рехавам Зееви (Ze'evi), который заявил что Шарон "пообещал ему, что будет использовать тактику "железного кулака" для того, чтобы вымести палестинский терроризм, а также, что он не станет демонтировать ни одного еврейского поселения на оккупированных территориях". Статья продолжает: "Подобным же образом депутат Кнессета Авигдор Либерман, другой представитель партии Национального Единства, угрожал сжечь Бейрут, забросать ракетами Тегеран, разрушить Асуанскую плотину и взять штурмом деревни, находящиеся под палестинским управлением, с территории которых раздаются выстрелы в сторону Израиля".

К этим заявлениям Haaretz добавляет угрозу, высказанную депутатом от Ликуда Гедионом Эзрой (Ezra), который заявил, что "Арафата выпнули из Иордана и Ливана. Мы отправим его в места не столь отдаленные".

Нет ничего особенно удивительного в том, что ряд арабских правительств выразил тревогу и опасения по поводу избрания Шарона, которое Ливан назвал "рецептом войны". Некоторые газеты обвинили в этом "израильский народ", а правительственная египетская газета Al-Akbar пришла к выводу, что израильтяне не хотят мира.

Подобные выводы, однако, сильно искажают политическое положение в Израиле. Буквально за несколько дней до выборов опросы общественного мнения показывали, что более 40% процентов израильтян опасаются, что победа Шарона усилит опасность войны. Согласно другим опросам, около 60% населения по-прежнему стоят за мирные переговоры с палестинцами.

Ответственность за победу Шарона ложится, прежде всего, на Барака, который уже подал в отставку с поста лидера лейбористов и отказался от депутатского мандата в Кнессете, а также на возглавляемую лейбористами коалицию "Одна нация". Барак и "Одна нация" победили с большим преимуществом на выборах всего 18 месяцев назад, обещая принести мир. Вместо этого они приспосабливались к политике израильских правых еще задолго до того, как победил Шарон. В итоге Барак потерял поддержку тех израильтян, которые одобряли движение в направлении мира.

Явка избирателей составила около 60%. Это представляет собой исторически низкий уровень. Например, на предыдущих выборах голосовало более 80%. Многие израильтяне, поддерживающие мирное решение конфликта с палестинцами, отказались идти на участки из чувства отвращения к обоим кандидатам. Среди израильских арабов, которые образуют 13% электората и 20% населения, голосовало менее 20% имеющих право голоса. Большинство поддержало бойкот, к которому призвали арабские партии в качестве протеста против смерти 13 израильских арабов в ходе нынешней стадии конфликта.

Барак надеялся победить, ставя перед избирателями ультиматум и изображая голосование за свою кандидатуру как единственно возможное проявление приверженности миру, а голосование за Шарона - как равнозначное одобрению войны. Однако он слишком сильно скомпрометировал себя среди своих собственных сторонников.

Примечательным для политического банкротства лейбористской партии была реплика бывшего лейбористского лидера Шимона Переса, который обвинил тех, кто не поддержал Барака в том, что они обеспечили победу Шарону. Перес назвал воздержавшихся от голосования "глупыми, вшивыми леваками", которые "убрали руководство своими собственными руками, передав его в руки Муссолини [Шарона]".

Беспомощность либеральных слоев сионистского политического истэблишмента - таких, как лейбористы и Мерец - бросила широкие слои израильского населения в объятия воинственной риторики "Мир благодаря силе", характерной для Ликуда и его фашиствующих союзников.

Победа Шарона сделала мирное соглашение с палестинцами практически невозможным. Хотя Арафат объявил о своем "признании" "решения израильского народа" и свою приверженность "мирному процессу", палестинский министр информации Ясир Абед Раббо назвал победу Шарона "самым глупым событием в израильской истории".

Оппозиционные палестинские группы "Исламский джихад" и "Хамас" заявили о своей готовности продолжать вооруженное сопротивление израильским вооруженным силам.

Успех Шарона был встречен западными державами с нервозностью. Президент США Джордж Буш поздравил Шарона с победой. Однако Госсекретарь Коллин Пауэлл счел своей обязанностью призвать к спокойствию в Израиле. Глава внешнеполитического ведомства Европейского Союза Хавьер Солана не нашел сказать ничего иного, как следующее: "В данный момент единственная вещь, которую мы должны сказать, состоит в том, что мы готовы сотрудничать с лидером и людьми, которые были избраны". Глава МИДа Норвегии Торнбьерн Ягланд открыто предупредил: "Если Шарон будет проводить в жизнь свои предвыборные обещания, то есть все основания опасаться того, что может произойти".

Возможность полномасштабной войны между Израилем и палестинцами не является единственным источником нестабильности. В самом Израиле в порядке дня стоит все более глубокая политическая и социальная поляризация.

Воинственные намерения Ликуда не разделяются большинством населения, а способность лейбористов и групп, подобных организации "Мир немедленно", направить политическую оппозицию по безопасным каналам в правом направлении серьезным образом подорвана. Лейбористы потеряли даже условную поддержку израильских арабов, которой они когда-то располагали, и испытывают отчуждение со стороны значительных слоев своих собственных избирателей.

Зависимость Шарона от ультра-ортодоксальных партий и уступки, которые он готов им делать, также будут толкать его к конфликту с большинством израильтян, которые хотели бы видеть светское или, по меньшей мере, более умеренное общество, примерно в том виде, как его обещал Барак своей "гражданской революцией".

Кроме того, независимо от окраски израильского правительства, оно должно определиться с бюджетом на 2001 год к концу марта. Предпринимательские круги требуют сокращения текущего израильского дефицита, достигающего 2,2 миллиарда долларов, что означает массивное урезание пособий, а также рабочих мест и зарплат в государственном секторе.

Шарон выражает надежду на формирование правительства национального единства с участием лейбористов, однако отставка Барака делает это весьма проблематичным. Если новая администрация не будет образована в течение 45 дней, должны быть назначены парламентские выборы, которые с необходимостью превратятся в фокус политических трений, раздирающих Израиль.

Важнейший вопрос, с которым сталкиваются миллионы трудящихся, представителей интеллигенции и молодежи в Израиле, недовольных приходом к власти Шарона, состоит в выработке перспективы, на основе которой они могли бы развить свои устремления, связанные с поисками мира и социальной справедливости. Это не может быть достигнуто без разрыва с националистической и насквозь расистской перспективой сионизма и без того, чтобы порвать с левым вариантом сионизма в лице лейбористов.

Израиль был создан путем военной борьбы за изгнание палестинцев. Новое государство было основано на навязывании этнических и религиозных интересов евреев арабским мусульманам. Это создало ситуацию войны, иногда горячей, иногда холодной, с ближайшими арабскими соседями.

Но и после своего возникновения Израиль был вынужден существовать в качестве военного гарнизона, находящегося под патронажем США, который никогда не был в состоянии создать подлинно демократическое общество, обеспечивающее равные права для всех его жителей. На всех ключевых поворотных пунктах израильской истории те тенденции, которые пытались согласовать приверженность демократии с сионизмом, оказывались беспомощными перед лицом более воинствующих элементов внутри политического истэблишмента. Правые становились все более настойчивыми и способными диктовать политическую повестку дня, потому что их перспектива более ясно отражала программную логику сионизма.

Ни одно израильское правительство не способно достичь настоящего демократического соглашения с палестинцами. Вместо этого все более жесткая позиция правых элементов и поселенцев непрерывно усиливалась в продолжение восьми лет, последовавших вслед за переговорами в Осло. Вследствие этого, Израиль сейчас находится перед лицом вовлечения в полномасштабную войну с палестинцами, в то время как страна расколота непримиримыми политическими и социальными антагонизмами.

Единственная возможность предотвращения катастрофы лежит в способности рабочего класса установить свою собственную политическую независимость от всех видов сионизма и вырвать политическую инициативу из рук Шарона и Ликуда в попытках объединить еврейских и арабских рабочих на демократической, светской и социалистической основе.

Смотри также:
Военные действия Израиля и наследие сионизма
(21 октября 2000 г. )

К началу страницы

МСВС ждет Ваших комментариев:



© Copyright 1999-2017,
World Socialist Web Site