World Socialist Web Site

НА МСВС

Эти и другие сообщения и аналитические обзоры доступны
на английском языке по адресу www.wsws.org

Новости и комментарии
Социальные вопросы
История
Культура
Наука и техника
Философия
Рабочая борьба
Переписка
Трибуна читателя
Четвертый Интернационал
Архив
Что такое МСВС?
Что такое МКЧИ?

Книги

Другие языки
Английский

Немецкий
Французский
Итальянский
Испанский
Индонезийский
Польский
Чешский
Португальский
Сербохорватский
Тамильский
Турецкий
Сингальский

 

МСВС : МСВС/Р : Новости и комментарии : Мировая экономика

Версия для распечатки

Угроза кризиса витает над саммитом в Давосе

Ник Бимс
20 февраля 2001 г.

Нижеследующая статья была опубликована на английской странице МСВС 30 января 2001 г.

В прошлом году ежегодное собрание Мирового Экономического Форума в Давосе (Швейцария) происходило по следам протестов в Сиэтле, состоявшихся в ходе встречи Всемирной Торговой Организации (ВТО), и неудачи ВТО в проведении нового раунда переговоров о торговле. Тогда прозвучала озабоченность насчет того, что именно могли бы предвещать эти события, однако, виды на будущее оценивались в общем и целом с оптимизмом.

Обсуждение концентрировалось вокруг бума "е-экономики" (электронной коммерции), роли Интернет и технологии для стимулирования экономики США, а также возможностей растущей мировой экономики после "азиатского финансового кризиса".

Настроение двух тысяч собравшихся в этом году глав фирм, политических лидеров, банкиров, экономистов и ученых было несколько иным. Вызванный развитием технологий бум на фондовом рынке потерпел крах, японская экономика после немногих признаков подъема соскальзывает обратно в рецессию и, что самое важное, рост экономики США остановился с явными показателями того, что в начале этого года может начаться спад.

Передовая статья в Financial Times суммировала это настроение следующим образом: "В прошлом году слово "e" было предметом всеобщего увлечения в Давосе; в этом году таковым является слово "r". Рецессия преобладает в умах политиков и топ-менеджеров во время их бесед на Мировом Экономическом Форуме. "Новое экономическое мышление" годичной давности, которое требовалось для "новой экономики", где преобладала е-коммерция, почти не обнаруживалось".

Подоплекой этой перемены в настроениях являются изменения в экономике США, которая, согласно словам главы Федеральной Резервной Системы (ФРС) Алана Гринспена, испытала "очень резкий спад" в конце прошлого года, при том, что уровень роста "вероятно, очень близок к нулю в этот отдельно взятый момент".

Указывая на расхождение с прошлогодним саммитом, Financial Times отметила: "Восторги по поводу "новой" экономики США и американского триумфа, которые прежде увлекали и очаровывали другие делегации, иссякли. Сегодня вопрос заключается не в том, насколько высоко взлетит экономика США, а в том, как сильно она упадет и насколько болезненным это падение будет для всего мира. Общим мнением экономистов в Давосе является то, что полномасштабной рецессии еще можно избежать, однако текущее резкое снижение темпов увеличит безработицу в США, усугубит структурные проблемы в Японии и затормозит рост в Восточной Азии".

По мнению бывшего вице-председателя ФРС США Алана Блиндера (Blinder), несмотря на то, что рецессию можно предотвратить, торможение будет "довольно тряским" и может вызвать "ощущение рецессии".

Однако каким будет отношение пришедшей к власти администрации Буша к возникновению такого торможения и его воздействию на мировую экономику, никто в Давосе не был готов предсказать, потому что новый президент - или, по крайней мере, те, кто руководят его политикой - решил не присылать своего представителя, что явно расходится с практикой его предшественника.

Несколько ключевых участников саммита выразили обеспокоенность положением в США, а значит, и всей мировой экономики. Бывший министр финансов США Ларри Саммерс сказал об экономике США: "Когда вы говорите, что кто-то в принципе здоров, то всё, что вы говорите - это то, что вы не знаете, от чего он может умереть".

Хотя Блиндер предупреждает о торможении, а не о полномасштабном снижении деловой активности, он тем не менее оценивает вероятность наступления рецессии в 30%, указывая, что "реалистическая перспектива рецессии в США возникла впервые за очень долгое время".

В своем интервью, данном накануне саммита, обычно оптимистичный генеральный секретарь Организации Экономического Сотрудничества и Развития Дональд Джонстон предупредил, что "мы находимся в периоде корректировки, корректировки рынка и в периоде, в который видоизменяются цифры роста".

В ходе конференции первый заместитель управляющего директора Международного Валютного Фонда (МВФ) Стенли Фишер сказал, что МВФ урезал свой прогноз мирового роста на 2001 год с 4,2%, которые он предсказывал в сентябре прошлого года, до почти 3,5%. Однако он продолжал демонстрировать в общем оптимистическое настроение, говоря на саммите, что ожидает подъема в экономике США во второй половине этого года, и что даже при наличии торможения "мы еще далеки от глобальной рецессии".

Вице-президент инвестиционного фонда Goldman Sachs Asia Кеннет Кёртис (Courtis) сказал, что США и Европа должны взять на себя инициативу в развитии бюджетного и кредитно-финансового ответа на глобальное торможение, поскольку Япония имеет мало простора для увеличения своего официального государственного долга, а потребители неохотно тратятся на покупки.

Эта обеспокоенность нашла яркое выражение в цифрах, опубликованных накануне конференции, согласно которым потребительские цены в Японии в прошлом году показали самое большое снижение за 30 лет, отражая тем самым дефляционное давление, действующее на всю экономику. Слабость потребительских расходов была еще больше подчеркнута цифрами, которые показали в декабре годовой спад на 0,9%, последовательно продолжающийся на протяжении 45 месяцев.

Японский премьер-министр Иоси Мори сказал на конференции, что девяностые годы были для Японии "потерянным десятилетием". После сдувания финансового пузыря в конце восьмидесятых годов, японские граждане потеряли в результате падения цен на акции и землю, согласно имеющимся оценкам, 8,55 триллиона долларов США, - сумму, в два раза превышающую валовой внутренний продукт (ВВП) Японии.

Мори сказал, что Япония могла бы вступить в фазу подъема, если бы банки и корпорации урегулировали свои балансовые отчеты. "Надо твердо идти этим путем. Я вынужден следовать по этому пути и своевременно осуществить меры, которые приведут экономику к полному восстановлению", - сказал он.

Однако в свете подобных же замечаний сменяющих друг друга в течение десятилетия японских премьер-министров это никого не убедило. Как едко прокомментировал Кеннет Кёртис, "единственный способ, которым вы можете быть оптимистом в отношении Японии, это смотреть на графики, перевернутые снизу вверх".

В то время как проявились опасения относительно роста мировой экономики, общим мнение было то, что даже если США испытают острый спад в течение следующих двух кварталов, то во второй половине года может произойти оживление деловой активности.

Возможно, эти прогнозы оправдаются - действие делового цикла является предметом, на который воздействуют множество факторов. Однако анализ, который остается на этом уровне, склонен не замечать более глубокие процессы, происходящие в экономике США, равно как и их долговременные последствия.

До сих пор США переживали самый длительный подъем в своей истории. Однако несмотря на рост производительности труда, произведенный внедрением технологических новшеств, ключевым фактором в поддержке уровня роста было увеличение суммы долга, особенно за последние пять лет. И это привело к ряду структурных изменений.

Рост задолженности подпитывался спросом, который, в свою очередь, привел к увеличивающемуся дефициту платежного баланса, который сегодня оценивается в сумму 430 млрд. долларов США и приближается к 5 процентам ВВП. Однако, как указал Гринспен в своих замечаниях, сделанных во время своего выступления в Бюджетном комитете Сената 25 января, этот процесс "не может продолжаться бесконечно" и "когда-нибудь придется платить".

Пока возрастающий внешний долг экономики США поддерживается притоком капитала, прежде всего из Европы. "Если бы этого не было, - заметил Гринспен, - то обменный курс американского доллара мог бы упасть довольно ощутимо".

Однако главный вопрос здесь в том, продолжится ли этот приток капиталов перед лицом падения на фондовом рынке США и снижения уровня роста США, а также какое воздействие на мировую экономику будут иметь последующие изменения цены доллара. Именно в этом контексте возникает возможность "кошмарного сценария" для ФРС.

С одной стороны, спад в США может вызвать снижение процентных ставок для того, чтобы поддержать как американскую, так и мировую экономику. С другой стороны, если такой спад совпадет с оттоком иностранного капитала и падением цены доллара, то это может потребовать увеличения процентных ставок для поддержания финансового положения США.

"Нормальный здравый смысл" говорит, что в худшем случае США пострадают от короткой рецессии. Однако структурные изменения в экономике США слишком велики, чтобы их не замечать. Например, в недавней статье, опубликованной в Newsweek обозревателем Робертом Дж. Самуэльсоном, указывается на то, что существуют некоторые "мрачные параллели" между Японией начала девяностых годов после пережитого ею бума конца восьмидесятых годов, и США сегодня.

"Ранние признаки торможения (или рецессии) произвели только легкую тревогу, сочетаясь с надеждами на то, что ослабление экономического роста будет не более чем временным беспокойством, - писал он. -Это благодушие могло бы показаться достаточно обоснованным. Однако опыт Японии предлагает другой урок: иногда исключительный подъем вызывает исключительные - и неприятные - спады. Это приливная волна, которая могла бы затопить президентство Буша".

Согласно Самуэльсону, еще более беспокоящим, чем растущие признаки рецессии, является тот факт, что "самый продолжительный американский бум создал условия, которые редко, или даже никогда не существовали прежде".

* Увеличение потребительских расходов снизило до нуля личные сбережения в экономике США.

* Капитализированная стоимость акций США достигла 100 процентов ВВП в 1995 г. (уровень, достигнутый до этого один раз в 1929 г.), прежде чем вырасти до 180 процентов в начале 2000 г. Даже при снижении рынка в течение оставшегося периода этого года, она к его концу все еще была на уровне 150 процентов ВВП, что в почти три раза больше уровня в 55 процентов, достигнутого в 1990 г.

* С 1995 года все большая доля бизнес-инвестиций финансировалась высокорискованным капиталом - от венчурного капитала и новых продаж акций - из источников, которые обеспечили фондам годовой прирост в размере 350 млрд. долларов США в первой половине 2000 г. в сравнении с 86 млрд. долларов США в 1995 г.

* Торговый дефицит и дефицит текущих статей платежного баланса США вступили на "неисследованную территорию", увеличившись до почти 5 процентов ВВП в сравнении с прежним высшим уровнем в 3,4 процента ВВП, достигнутом в 1987 г.

Другое предостережение о значении долговременных структурных изменений в экономике США дается в недавнем анализе экономиста Винни Годли (Wynne Godley) из Экономического института им. Джерома Леви, который устанавливает, что "среднесрочный прогноз для экономики США может быть еще более депрессивным, чем сегодня ожидают большинство экономистов".

Годли указывает на то, что большинство прогнозов концентрировалось на вопросе предложения, игнорируя роль спроса. При этом заявлялось, что растущая производительность означает, что рост экономики США стал "структурным".

"Однако совокупный спрос, - говорит Годли, - вырос в Соединенных Штатах, и мотор, приводящий его в движение, оказался как единственным в своем роде, так и неподдерживаемым. В течение сорокапятилетнего периода с 1952 по 1997 годы суммарные частные расходы были почти всегда ниже доступного дохода. В третьем квартале 2000 г. расходы превзошли доходы на 8 процентов. Такое превышение оказалось возможным только из-за того, что частный сектор реализовывал активы и делал заимствования во все больших масштабах; задолженность личного сектора достигла 110 процентов его ежегодного получения доступного дохода - это рекорд - в то время как задолженность частного сектора как целого достигла 170 процентов доступного дохода - еще один рекорд".

Согласно Годли, последние уровни расходов "не могут быть поддержаны, если приток чистых заимствований не продолжится по меньшей мере в своем теперешнем масштабе, приводящем к дальнейшему быстрому увеличению задолженности. Обескураживающий вывод заключается в том, что этот совокупный спрос упадет, если рост долга просто замедлится.

При наличии признаков того, что пределы заимствования предпринимательского сектора сегодня достигнуты, Годли утверждает, что существуют параллели с положением в Британии в конце 1980-х годов. Крах обусловленного долгами бума времен Тэтчер привел к падению ВВП и росту безработицы на 3 процента.

"Нет необходимости в эконометрической модели, чтобы заключить, что подобный рост частных чистых сбережений мог бы привести к рецессии сравнимых размеров; он означал бы падение на 8 процентов общих частных расходов относительно доходов, а также к сдвигу бюджета обратно к дефициту. Воздействие на остальной мир могло бы быть серьезным".

На что указывают эти предупреждения, так это на то, что ко времени следующего саммита в Давосе изменения в мировой экономике, произведенные исторически беспрецедентными обстоятельствами в США, могут быть еще более далеко идущими, чем те, которые произошли за последние 12 месяцев.

К началу страницы

МСВС ждет Ваших комментариев:



© Copyright 1999-2017,
World Socialist Web Site