Мировой Социалистический Веб Сайт (www.wsws.org/ru)

www.wsws.org/ru/2001/aug2001/chin-a08.shtml

Китайско-российский договор — Реакция против политики агрессивной односторонности Вашингтона

Питер Саймондс
8 августа 2001 г.

Нижеследующая статья была опубликована на английской станице МСВС 23 июля 2001 г.

При поверхностном рассмотрении пакт о дружбе между Россией и Китаем, подписанный на прошлой неделе в Москве, следовало бы оценивать как позитивный признак уменьшения международной напряженности. В конце концов, оба эти режима считали друг друга военной угрозой все время, которое последовало вслед за их политическим разрывом в начале 1960-х годов. В 1969 году они вели пограничную войну, а в 1980 году в атмосфере обоюдной подозрительности и враждебности не стали продлевать срок своего предшествующего договора, подписанного в 1950 году.

Однако в действительности при всех осторожных дипломатических выражениях, договор о добрососедстве, дружбе и сотрудничестве стал еще одним симптомом мировой политической нестабильности, которая была порождена все более агрессивной и односторонней внешней политикой администрации Соединенных Штатов. Китай и Россия были вынуждены достичь взаимопонимания, возможно, лишь временного и тактического, чтобы противодействовать явным угрозам США своим стратегическим и экономическим интересам — т.е. акции, которая потенциально ведет к дальнейшему нагнетанию международных трений.

Российский президент Владимир Путин и китайский президент Цзян Цземинь подписали договор 16 июля, всего через два дня после того, как США осуществили свое последнее испытание перехвата ракеты в Тихом океане как часть планов президента США Буша ускорить развитие программы Национальной противоракетной обороны (НПО). Как Москва, так и Пекин протестовали против плана НПО, которая, по словам Буша, направлена только на защиту США против ракет «государств-изгоев», но на деле неизбежно вызовет снижение эффективности ядерных арсеналов других стран, в том числе России и Китая.

Согласно российским и китайским официальным лицам, соглашение не представляет военного союза и не нацелено против «какой-либо третьей страны». Однако, даже несмотря на то что о США явным образом не говорится, насчет подлинного адресата договора ошибиться нельзя. Цзян сказал, что следует увеличить «наши усилия в создании многополярного мира и установлении справедливого, рационального мирового порядка». «Многополярный мир» есть ключевое выражение, которым шифруется понимание мира, в котором не будет господствовать одна сверхдержава, а именно, США.

Подчеркивая озабоченность Пекина относительно направленности политики США, представитель китайского министерства иностранных дел Жу Банжао (Zhu Bangzao) дал следующий комментарий: «Вы не должны строить свою безопасность на основе нанесения вреда безопасности других стран. Если большие государства имеют какие-либо опасения, то они должны быть рассмотрены совместно для того, чтобы найти общее решение».

В отдельном заявлении Россия и Китай подчеркнули «базовое значение договора по ПРО [Противоракетной обороне 1972 г.], который является краеугольным камнем стратегической стабильности и основой для снижения уровня наступательных вооружений», а также высказались за то, чтобы «сохранить этот договор в его существующей форме». Администрация Буша высокомерно утверждала, что будет продвигать свои планы противоракетной обороны, даже если Россия откажется внести исправления в Договор по ПРО, который запрещает сооружение таких систем по перехвату ракет.

Другие аспекты договора о дружбе также, по существу, направлены против США. Подчеркивая предыдущие российские и китайские протесты против возглавлявшихся США бомбардировок Югославии, обе страны обязались защищать нормы международного права «против любых действий, направленных на оказание давления или вмешательство под любым предлогом во внутренние дела суверенных государств».

Как Москва, так и Пекин выступили против попрания со стороны НАТО национального суверенитета на Балканах, проводимого под флагом озабоченности гуманитарными проблемами, и выразили опасение, что существует возможность будущего вмешательства под подобными предлогами в такие области, как Тибет и Чечня. В этом договоре Россия явно признает суверенитет Китая над Тайванем — одной из областей растущей напряженности между Пекином и Вашингтоном.

Россия выразила особую озабоченность расширением НАТО в Восточной Европе и усилением его влияния в государствах бывшего Советского Союза. В интервью итальянской газете Corriere della Sera Путин предупредил , что эта экспансия может продлить существование разделения времен «холодной войны»: «На Западе все говорят: мы не хотим нового разделения в Европе, мы не хотим новых Берлинских стен. Хорошо. Мы полностью с этим согласны. Однако когда НАТО расширяется, разделение не исчезает, оно просто движется к нашей границе».

Россия и Китай развивают также более тесные связи в Центральной Азии, особенно после установления талибского режима в Афганистане. На своей последней встрече в середине июня так называемая Шанхайская пятерка — Россия, Китай, Казахстан, Таджикистан и Киргизстан — создала более официальную структуру, Шанхайскую организацию сотрудничества (ШОС), к которой присоединился Узбекистан. На встрече была принята резолюция, направленная против планов США по противоракетной обороне и поддерживающая Договор по ПРО.

Кроме борьбы против распространения мусульманского фундаментализма, ШОС направлена на блокирование дальнейшего продвижения США и европейских держав в Центральную Азию, каждая из которых соперничает в борьбе за эксплуатацию огромных запасов газа и нефти, а также других минеральных ресурсов этого региона. Участие Узбекистана в последней встрече подрывает попытки США и НАТО заставить самые многолюдные центрально-азиатские республики действовать заодно со своими союзниками по так называемой группе ГУУАМ (Грузия, Украина, Узбекистан, Азербайджан и Молдова).

Экономические и военные связи

В ходе этого визита Путин и Цзян подписали контракт в размере 1,7 млрд долларов США на строительство трубопровода для транспортировки нефти из Сибири в северо-восточный Китай. Трубопровод длиной 1500 километров, строительство которого должно быть закончено к 2005 году, является частью развивающихся экономических и военных связей между двумя странами. В Договоре о дружбе высказано намерение поднять уровень торговли с прошлогодних 8 млрд долларов до 10 млрд долларов в этом году.

Прошедшее десятилетие стало свидетелем резкого изменения относительных экономических позиций двух стран. Внутренний Валовой продукт (ВВП) России составляет только одну треть от ВВП Китая. Китайский ВВП за 1990-ые годы вырос в три раза, тогда как российская экономика после распада Советского Союза неуклонно падает. Китай рассчитывает на Россию и центрально-азиатские республики как на источник удовлетворения своих быстро растущих потребностей в нефти, газа и другом сырье, а от России в особенности ждет поставок сложной военной техники.

Согласно оценке, Китай подписал с Россией ряд контрактов общей стоимостью 1,5 млрд долларов, что составляет около 40 процентов всего военного экспорта России. Китай уже рассчитывает на российские истребители, эсминцы и системы противовоздушной обороны, а также, как предполагают, получил в декабре прошлого года новые противокорабельные ракеты для установки на двух эсминцах, купленных у России ранее.

Администрация Буша попыталась преуменьшить значение этого нового договора о дружбе. Заместитель госсекретаря Ричард Армитейдж (Armitage) прокомментировал его следующим образом: «Он явно направлен на поддержание международного положения каждого из них без добавления сколько-нибудь реального основания». Официальный представитель администрации шутливо сказал New York Times, что китайцы и русские знают друг друга с 1300 года, однако за все эти века пользовались дружбой едва ли 40 лет.

Легкомысленная реакция Вашингтона основывается на той же предпосылке, которая лежит в основе всей внешней политики администрации Буша, а именно, что экономическое и в особенности военное превосходство США дает им возможность действовать односторонне и безнаказанно. Бывший советник Клинтона Роберт Шуттингер (Suettinger) выразился по этому поводу следующим образом: «Общепринятое мнение состоит в том, что мы являемся более важными для каждого из них, чем они друг для друга, и что нет причин для беспокойства». Другие аналитики указывают на то, что китайская торговля с Россией, даже в случае повышения до уровня 10 млрд долларов в год, является очень маленькой по сравнению со 115 млрд долларами китайской торговли со США в прошлом году.

Однако в правящей элите США существуют разногласия. Есть такие, кто предупреждает об опасности подобного бесцеремонного подхода. Передовая статья Baltimore Sun выражает озабоченность по поводу возникновения блока, враждебного США: «Только провал дипломатии США мог допустить возобновление действительного альянса Москвы и Пекина в военной сфере. Допустить, чтобы это случилось, — против интересов США».

С похожим настроением дала комментарий New York Times : «Хотя ни Россия, ни Китай не являются сверхдержавами, оба государства обладают значительным весом. Когда американская политика затрагивает их интересы, как в случае с противоракетной обороной — для России чувствительным вопросом является также экспансия НАТО, — Вашингтон должен тщательно консультироваться с ними, а не просто поступать в соответствии со своими собственными предпочтениями и расписанием. Неспособность принять в расчет Россию и Китай разожжет опасное возмущение, направит их против Вашингтона и подтолкнет их друг к другу».

Такого рода приглушенные выражения опасения с ходу отвергаются крайне правым крылом, которое требует от администрации Буша усилить давление и действовать еще более агрессивно.

Недавняя передовая статья в San Francisco Chronicle доказывала, что китайско-российский договор дает прекрасный предлог для ускоренной реализации плана НПО. Газета скорбит по поводу того, что окончание «холодной войны» оставило США с дырой вместо врага, которую не могут заполнить ни Саддам Хусейн, ни Северная Корея, ни колумбийские наркоторговцы». Передовая приходит к следующему заключению: «Соединенные Штаты наконец-то нашли стоящего противника. Российско-китайский альянс может быть использован Бушем для оправдания стоимости противоракетной обороны, новой и продвинутой технологии, и, возможно, даже милитаризации космического пространства».

San Francisco Chronicle просто более откровенно высказала скрытую цель плана НПО, которая направлена прежде всего не против стран-изгоев, а против конкурентов Соединенных Штатов — России и Китая, а также более косвенно против Японии и основных европейских держав. Российско-китайский договор является просто одним из первых последствий все более опрометчивой позиции Вашингтона, которая обостряет политическую напряженность между ведущими державами.



© Copyright 1999 - 2001,
World Socialist Web Site!