World Socialist Web Site

НА МСВС

Эти и другие сообщения и аналитические обзоры доступны
на английском языке по адресу www.wsws.org

Новости и комментарии
Социальные вопросы
История
Культура
Наука и техника
Философия
Рабочая борьба
Переписка
Трибуна читателя
Четвертый Интернационал
Архив
Что такое МСВС?
Что такое МКЧИ?

Книги

Другие языки
Английский

Немецкий
Французский
Итальянский
Испанский
Индонезийский
Польский
Чешский
Португальский
Сербохорватский
Тамильский
Турецкий
Сингальский

 

МСВС : МСВС/Р : Новости и комментарии : Международные события

Версия для распечатки

Военные действия Израиля и наследие сионизма

Крис Марсден и Дэвид Норт
21 октября 2000 г.

В тот самый момент, когда американский президент Билл Клинтон прибывает в египетский город Шарм-эль-Шейх для участия в экстренной встрече в верхах, созванной для того, чтобы прекратить кровавые сотрясения последних недель, политика израильского режима начинает напоминать отчаянные спазмы военной диктатуры, потерявшей свой последний политический рассудок. Несмотря на отчаянные попытки апологетов израильского режима переложить вину за события на председателя Организации Освобождения Палестины (ООП) Ясира Арафата, ход кровавых событий прошедших двух недель ясно показал, что насилие было спровоцировано крайне правыми силами внутри израильского истэблишмента, и что премьер министр Эхуд Барак капитулировал перед этими силами.

Поведение израильской военщины, убившей сотню и покалечившей три тысячи палестинцев и направившей ракеты военных вертолётов на палестинские деревни, - это поведение характерно для политического руководства, потерявшего рассудок. Даже союзники Израиля в США и в Европе вынуждены стоять с раскрытыми ртами и качать головой. Это чувство недоумения в самых высших слоях мирового империализма было запечатлено в редакционной статье газеты Financial Times, которая охарактеризовала вертолётную атаку Израиля на штаб Арафата как "акт безумия" (insane).

Но в политике даже то, что сначала кажется безумием, в конечном итоге оказывается результатом объективной логики. Чтобы понять, почему события на Ближнем Востоке повернулись таким образом, мы должны, как и всегда, рассмотреть события в их историческом разрезе.

Западные правительства и пресса обычно представляют сегодняшнюю борьбу как столкновение в рамках конфликта между Израилем и палестинцами или как конфликт между Израилем и сплочённым союзом арабских государств. Но сочинители редакционных статей, мечущие чернильные копья в палестинцев за их восстание против военного гнёта, могли бы провести своё время более плодотворно и серьёзно рассмотреть положение в современном обществе Израиля и исторические условия, которые его породили.

Природа израильского государства

События в Израиле являются продуктом политических и идеологических противоречий, глубоко коренящихся внутри самого сионистского государства. Прошло свыше полвека после основания Израиля. Рождение этого государства выросло из катастрофы, постигшей европейских евреев в 1930-е и 1940-е годы, которая нашла свою кульминацию в истреблении шести миллионов евреев руками нацистов.

Но эта катастрофа сама являлась последствием поражения, которое европейский пролетариат потерпел от рук фашизма. Сталинистское перерождение Советского Союза и Коммунистического Интернационала несёт политическую ответственность за победу фашизма. Кроме того, репрессивные методы Кремля и антисемитизм, окрасивший его политику, сыграли значительную роль в том, что массы еврейских интеллектуалов и рабочих потеряли свои прежние надежды на социалистическую альтернативу.

В двадцатые годы евреи и арабы в Палестине под влиянием Русской революции совместно создали Палестинскую Компартию (ПКП) и выставили лозунг общей борьбы за социализм против зарождающейся еврейской буржуазии и арабских феодалов. Весь период Второй Мировой войны еврейские и арабские рабочие вместе боролись против их общего иностранного угнетателя и учредили несколько совместных рабочих организаций. ПКП могла бы успешно оспаривать претензии сионистов, но раскольническая политика сталинистской бюрократии и её манёвры с империалистическими державами предотвратили здоровое развитие компартии. В конце концов ПКП раскололась надвое в конце Второй Мировой войны.

Сионизм смог направить разочарование и отчаяние, порождённые геноцидом европейского еврейства, в колею своей кампании за учреждение отдельного еврейского государства, и это именно произошло в 1948 году через посредство раздела британского протектората Палестины.

Миллионы людей по всему миру, потрясённые преступлениями нацизма против еврейского народа, симпатизировали основанию Израиля. Он провозглашался в качестве новой и прогрессивной страны, стоящей за построение демократической, даже эгалитарной общины, чтобы приютить наиболее ужасным образом угнетённый народ Европы и всего мира.

Но сионистское государство не могло оправдать такие надежды. Израиль был основан в ходе вооружённой борьбы за захват земель у арабского населения Палестины, начиная с систематической кампании террора и запугивания, которая изгнала более трех четвертей миллиона палестинских арабов из их жилищ. В основе израильского государства лежало утверждение этнических и религиозных интересов евреев за счёт интересов арабских мусульман. Всякая критика этой в корне антидемократической и репрессивной политики отвергалась сионистскими правителями Израиля и их апологетами как выражение антисемитизма.

Чтобы оправдать создание Израиля, сионистские вожди более сорока лет отвергали даже сам факт существования палестинского народа. Их главным лозунгом был: "Страна без людей для народа без страны". В официальных прокламациях снова и снова фигурировали утверждения, будто до прибытия еврейских поселенцев эта территория являлась незаселённой пустыней.

С самого начала Израиль воевал со своими арабскими соседями и был органически неспособен развиться в сторону по-настоящему демократического общества. Еврейская религия не была отделена от государства; не существовало понятия гражданства, которое давало бы равные права каждому жителю. Очень быстро Израиль превратился в гарнизонное государство, посредством которого Соединённые Штаты могли оказывать своё влияние на Ближнем Востоке. Взамен США оказывали Израилю огромную финансовую поддержку, которая шла по большей части на усиление военной силы сионизма.

Арабско-израильская война 1967 года

В конце концов должны были всплыть наружу противоречия между официальной пропагандой и общественными и политическими реалиями. Арабо-израильская война 1967 года явилась поворотным моментом в эволюции Израиля, её последствия чувствуются в сегодняшних событиях. Утверждения Израиля, согласно которому он якобы является слабой стороной и вынужден защищать свои границы от могучих соседей, были определённо опровергнуты в ходе войны, когда Израиль оккупировал территории трех стран, Иордана, Сирии и Египта: Западный берег реки Иордан, Голанские высоты и Синайский полуостров. На оккупированном западном берегу Иордана и в Газе были основаны еврейские поселения. Официальным предлогом послужило утверждение, что эти поселения являются временным защитным барьером, но правая оппозиционная партия Ликуд потребовала их присоединение к Израилю и продолжает требовать это до сего дня. Стало ясно, что сионистское государство превратилось в агрессивную и экспансионистскую силу.

Необходимость культивировать крайне правых сионистов-переселенцев на оккупированных территориях сыграла большую роль в израильском обществе и политике. Совместно с ультра-ортодоксальными группами, которые поддерживали распространение псевдо-библейских оправданий израильской экспансии, эти круги превратились в общественную и политическую основу для роста полуфашистских тенденций в политическом и военном истэблишменте Израиля.

Переселенцы представляют собой вооружённую и голосистую фракцию, общественные интересы которой тесным образом связаны с израильским управлением оккупированных территорий и увековечением государственной военной силы. Эти слои были ещё больше усилены с помощью волн иммигрантов из США и потом России, которых привлекли в Израиль явные антисоциалистические и шовинистические перспективы, растущие в стране всё более открыто с 1967 года.

За последние двадцать лет общественное и политическое напряжение внутри страны выросло из-за увеличившейся пропасти между богатыми и бедными, ростом безработицы и падением заработков. В той мере, в какой большинство населения отчуждалось от официальной политики, государство стало всё больше опираться на правых переселенцев и радикальных националистических религиозных мракобесов. Ни одна партия не может сегодня образовать правительство без участия этих кругов. Более десяти лет они подавляли все попытки прийти к соглашению с палестинцами, и это несмотря на то, что израильская буржуазия и Вашингтон оба пришли к выводу, что такое соглашение необходимо для выживания Израиля.

Палестинские массы никогда не могли примирится со своим статусом беженцев. Рост влияния Организации Освобождения Палестины после войны 1967 года выражал их попытки добиться справедливого решения их судьбы и их требования собственной родины. Сионисты отвергли эти требования, осуждая ООП как террористов и наёмных агентов иностранных государств, и продолжали отрицать существование палестинского народа.

Повторные утверждения Израиля, что его военные действия диктуются необходимостью защитить свои границы против враждебных арабских стран, были еще раз опровергнуты его решающей победой против Египта, Сирии и других арабских сил в октябре 1973 года. По окончании войны Израиль стал бесспорным военным гегемоном в этом регионе. С тех пор все войны Израиля были нацелены непосредственно на палестинцев.

Эта ось сионистской стратегии потерпела крушение, когда началось восстание интифады в 1987 году. Израиль не смог подавить это потенциально революционное движение без помощи ООП, которой он вынужден был пообещать концессии и какую-то форму палестинского самоуправления.

Революционная угроза интифады совпала по времени с глобальными экономическими изменениями, которые в пух и прах развеяли какие-либо мысли о вооруженном сохранении экономически и политически изолированного израильского государства. Правящий класс Израиля уже давно терпел огромные хозяйственные и общественные тяготы, связанные с режимом оккупации и финансовыми расходами в форме военного бюджета, а также вследствие своего статуса отщепенца на Ближнем Востоке и в других регионах мира. Паралич в области урегулирования статуса оккупированных территорий заморозил рост экономических связей между Израилем и арабскими соседями, а такие связи стали необходимыми в эпоху, когда корпорации вынуждены организовывать производство товаров поверх национальных границ и торговать по всему миру.

После краха Советского Союза США принялись устанавливать новые формы отношений с бывшими советскими клиентами среди арабов, чтобы обеспечить свою гегемонию и сохранить стабильность в этом богатом нефтью регионе. Первые плоды этой политики были выражены в молчаливой поддержке американской войны против Ирака в 1991 году большинством арабских режимов.

США дали понять Израилю, что если тот не перестроит свою политику в соответствии с новыми реалиями Ближнего Востока и не придет к соглашению со своими соседями, то Вашингтон прекратит залатывать дыры израильского бюджета. Итак, правительство Израиля встало перед лицом необходимости участвовать в переговорах с арабскими соседями под председательством США, а также каким-то образом прийти к признанию существования палестинцев.

Семь лет провалов

Но за семь лет после договоров в Осло 1993 г. и до переговоров в Кэмп-Дэвиде в этом году ни одно израильское правительство не было готово или не могло решиться на действительно демократическое разрешение палестинского вопроса. В той степени, в какой Израиль пошёл даже на ограниченные уступки в пользу палестинцев, эти предложения привели к образованию огромных политических трещин внутри израильского государства и общества.

В продолжение семи лет переговоры постоянно подрывались действиями правой оппозиции внутри Израиля. Каждая дипломатическая попытка спотыкалась о необходимость примирить палестинские массы с требованиями и потребностями сионистского режима, заставить палестинцев смириться с отрицанием их основных демократических прав. Глубина оппозиции против существенных уступок объясняет, почему израильские требования на переговорах снова и снова сводились к давлению на Арафата, чтобы тот взял на себя прямую ответственность за репрессии против палестинского народа. В конце концов, эти требования послужили лишь делу дискредитации Арафата среди широких кругов палестинских масс.

Ведущие элементы среди правой элиты сионистов постоянно демонстрировали, что они приравнивают любые уступки к национальному предательству. Их первым ударом по соглашению в Осло явилось убийство израильского представителя, подписавшего соглашение, лейбористского премьер-министра Ицхака Рабина в ноябре 1995 года руками религиозного фанатика. После этого убийства партия Ликуд под руководством Беньямина Нетаньяху победила на выборах путем разжигания антиарабских чувств и опасений среди евреев Израиля. Следующие три года Нетаньяху находил разные уловки, чтобы саботировать заключение окончательного соглашения с ООП.

Внушительная победа на выборах в мае прошлого года лейбористами во главе с Эхудом Бараком явилась выражением растущих мирных устремлений среди рядовых израильтян. Но его правительство, как обычно, зависящее от религиозных партий и пытающееся отвести обвинения в измене, было бессильным с самого начала своего правления.

Демократическое соглашение с палестинцами возможно лишь при условии, что Иерусалим станет открытым городом, что все палестинцы смогут вернуться из лагерей в свои старые места поселения, а евреи и арабы будут совместно править всеми святыми местами. Такое соглашение явилось бы для Израиля анафемой. Предложения, которые сделал Барак, являлись лишь увёртками от всех этих важных вопросов. Связанный с самого начала страхом вызвать отпор правых, он не мог даже рискнуть и принять помощь партий израильских арабов, которые составляют 20% населения, так как это стоило бы ему потери его фундаменталистских еврейских партнёров в коалиционном кабинете. Под давлением партии Ликуд и при поддержке США Барак принуждал Арафата, чтобы тот согласился с требованиями, которые привели бы к полному распаду ООП.

Во время подготовки к переговорам в Кэмп-Дэвиде израильское нежелание идти на уступки палестинцам само по себе стало орудием давления в руках крайне правых экстремистов. Эти крайние элементы после войны 1967 года существенно усилились и теперь преднамеренно саботировали возможность договориться. Правительство Барака развалилось в результате ухода из кабинета министров членов его собственной партии, а также измены со стороны правых членов его коалиции. Среди мирно настроенной части израильтян, понадеявшихся на то, что Барак принесёт мир, расширилось разочарование.

Ликуд решил, что поскольку американский истэблишмент отвлечён избирательной кампанией, то настал подходящий момент подорвать любой шанс на достижение договоренностей. Вождь Ликуда Ариэль Шарон с группой хорошо вооружённых телохранителей совершил прогулку на святую Храмовую гору, и вскоре израильская армия начала убивать палестинцев.

Барак отказался осудить провокацию Шарона и вместо этого обвинил Арафата во взвинчивании насилия. Представляется, что и правительство Барака и партия Ликуд рассчитывали, что действия Шарона приведут к мятежу, но ответственность за эти волнения можно будет свалить на Арафата. Хотя обе группы ошиблись в масштабе гнева и протестов, Барак все же решил полностью поддержать Ликуд.

Новая перспектива

Мгновенное превращение Барака из миротворца в разжигателя войны демонстрирует, что ни одна часть израильского политического истэблишмента не способна отказаться от методов полицейских репрессий и военного насилия, которые были характерны для сионистского государства с самого начала. Дипломатические потуги западных держав тоже не могут прекратить зверств сионистов. Существование государств, основанных на этническом, расовом или религиозном исключении, не может ужиться с настоящей демократией. Попытки империализма поддержать такое государство в Израиле и в то же время просить его сделать хотя бы самые ограниченные уступки в пользу демократических прав палестинцев, - все эти попытки оказались тщетными.

В основе своей реакционный характер национальных перспектив сионизма нашёл теперь своё законченное выражение. После почти десяти лет так называемого "мирного процесса" Израиль стоит теперь ближе к тотальной войне против палестинцев, чем когда-либо, и даже может разжечь пожар войны по всему Ближнему Востоку. Растут признаки того, что израильские арабы, составляющие одну пятую населения, будут впервые вовлечены в этот конфликт на стороне палестинцев.

В самом Израиле ответственность за предотвращение дальнейших кровопролитий ложится на рабочее движение, на правозащитников и социалистических интеллигентов. Всякий, кто хочет добиться мира Израиля с его арабскими соседями, должен понять, что эта цель несовместима с поддержкой государственного аппарата сионизма или с породившей это государство идеологией национализма. Какие бы иллюзии ни вызывало прежде израильское государство, оно доказало, что ни в чём фундаментальном не отличается от старого режима апартеида в Южной Африке.

Существует четкий выбор: или сдаться перед Шароном и его компанией и ожидать военную катастрофу и кровавую гражданскую войну, или пытаться объединить евреев и арабов на демократической, светской (нерелигиозной) и социалистической основе, объединиться в борьбе за Соединенные Социалистические Штаты Ближнего Востока, где все народы этого региона могли бы жить в мире.

К началу страницы

МСВС ждет Ваших комментариев:



© Copyright 1999-2017,
World Socialist Web Site