World Socialist Web Site

НА МСВС

Эти и другие сообщения и аналитические обзоры доступны
на английском языке по адресу www.wsws.org

Новости и комментарии
Социальные вопросы
История
Культура
Наука и техника
Философия
Рабочая борьба
Переписка
Трибуна читателя
Четвертый Интернационал
Архив
Что такое МСВС?
Что такое МКЧИ?

Книги

Другие языки
Английский

Немецкий
Французский
Итальянский
Испанский
Индонезийский
Польский
Чешский
Португальский
Сербохорватский
Тамильский
Турецкий
Сингальский

 

МСВС : МСВС/Р : Новости и комментарии : Северная Америка

Версия для распечатки

Заявление партии Социалистического Равенства Соединенных Штатов

Рабочий класс и президентские выборы в США 2000 г.

Часть 3: Кризис политической системы

20 октября 2000 г.

Это третья, заключительная, часть заявления ПСР о выборах в США.

Далеко зашедшая поляризация американского общества между богатой элитой и общей массой населения коренится в упадке политической системы. Изношенный характер двух старых партий и избирательного процесса, который они контролируют, широко признан. Давнишние и все в большей степени бессодержательные ритуалы - кампании по первичным выборам, съезды, дебаты - существуют большей частью как демократический фасад общества, которое соответствует классическому определению олигархии.

В третьей книге Политики Аристотель писал: "Тирания - это монархическая власть, направленная к выгоде одного правителя; олигархия блюдет выгоды состоятельных граждан; демократия - выгоды неимущих". Это не вопрос внешних форм, существования голосования, например. Греческий философ пишет: "То, чем различаются демократия и олигархия, есть бедность и богатство".

По этому мерилу Соединенные Штаты остаются демократией только в самом номинальном смысле. Богатые контролируют две политические партии, и они диктуют политическую линию, которая выгодна им прямо и непосредственно. Отсюда поведение подавляющего большинства в Конгрессе, с энтузиазмом голосующего за отмену налога на наследство, который уплачивается только несколькими тысячами мультимиллионеров, но в то же время препятствующего увеличению минимальной зарплаты, которое помогло бы 20 миллионам рабочих.

Разрыв между официальными политическими структурами и широкими массами американского народа не возник в течение одной ночи, а является конечным продуктом длительного периода упадка. В продолжение более чем 25 последних лет обе партии большого бизнеса резко сдвигались вправо, отказываясь даже от самого ограниченного интереса к жизни трудящихся и унижая их, как никогда раньше, перед Уолл-Стрит и корпоративной Америкой.

Республиканская партия, когда-то бывшая партией финансовой элиты востока страны, контролируется сегодня расистами с юга и христианскими фундаменталистами совместно с идеологами ультрасвободного рынка, - элементами, которые некогда считались фанатичными приверженцами правой политики в Америке. Демократическая партия отказалась от политики либеральной реформы, отождествляемой с "новым курсом" Рузвельта во имя программы, ранее продвигавшейся ее Республиканскими оппонентами: бюджетного консерватизма, демагогии "законности и порядка" и моралистического благочестия.

Степень этого отчуждения отражается в простом факте: немногим более 40 процентов имеющих право голоса собираются принять участие в голосовании 7 ноября. Президент Соединенных Штатов и большинство входящих в Палату представителей и Сенат будут выбраны небольшой частью народа. Среди тех, кто будет голосовать, непропорционально много представителей из самых привилегированных слоев. Стремление исполнить свои обязанности избирателя в среде молодежи, бедных и непривилегированных столь низко, что это рутинно не принимается во внимание специалистами, проводящими опрос общественного мнения и избирательными технологами Демократов и Республиканцев.

В то время как основная масса населения игнорирует или бойкотирует выборы, правящий класс вкачивает все большие ресурсы для получения желаемого результата. Избирательная кампания 1996 года впервые стоила 2 миллиарда долларов. Прогнозируется, что кампания 2000 года обойдется более чем в 3 млрд. долларов, достигнув кульминации во вспышке телевизионной рекламы, в которой обе стороны насыщают эфир искажениями фактов, демагогией и клеветой.

Участие в избирательной кампании за место в Палате представителей сегодня рутинно требует избирательного фонда в сумме более чем 1 миллион долларов. Борьба за место в Сенате в ведущих штатах, такая как кампания Хиллари Клинтон в Нью-Йорке, включает расходы на сумму в 20 млн. долларов или более со стороны каждой партии. Что касается поста президента, то более 500 млн. долларов будет потрачено на кампании кандидатов от Демократической и Республиканской партии. Эти потрясающие расходы кажутся действующими по закону сокращающихся доходов. Чем более расточительно финансируется предвыборная гонка, тем меньший народный энтузиазм или даже просто интерес она вызывает.

Результатом является огромный политический вакуум на левом фланге, который придает деформированный характер всей американской политической жизни. Прошло более 50 лет с тех пор, как маккартистские "охотники за ведьмами" стремились объявить преступлением защиту социалистической политики в Америке. Сегодня даже либерализм не считается приемлемым, и спектр официальной политики простирается от "умеренного" консерватизма Клинтона и Гора до полуфашистской политики Ньюта Гингрича, Джесси Хелмса и Тома Делэя.

За что борются две партии?

Двухпартийная система не обеспечивает прогрессивного выхода фундаментальному антагонизму между массой трудящихся и привилегированным классом. Это, конечно, не означает, что внутри политической элиты не существует конфликтов. При отсутствии сколько-нибудь серьезного обсуждения социальных вопросов, представляющих широкий народный интерес, в этой политической системе преобладает жестокая борьба между соперничающими фракциями финансовой элиты.

Этот конфликт стал все в большей степени острым и необузданным, поскольку правящие круги чувствуют себя свободными от какого бы то ни было народного контроля. Поэтому крайне правые элементы, которые были ошеломлены выбором Клинтона в 1992 году и возмущены его умеренными реформистскими предложениями в области здравоохранения и налогообложения, открыли кампанию политической подрывной деятельности, мешая функционированию администрации посредством расследования по делу Уайтуотер. Эта кампания достигла кульминации в попытке посредством скандала, связанном с именем Моники Левински, отстранить избранного президента путем заговора правых, судей, Республиканского руководства Конгресса и аппарата независимого прокурора Кеннета Старра.

Импичмент не удался не из-за какого-то серьезного сопротивления демократов, а из-за подавляющего народного противодействия использованию сфабрикованного сексуального скандала с целью аннулировать результаты двух выборов. Обе партии были потрясены результатами выборов в Конгресс 1998 г., на которых Республиканцы потеряли места после того, как проголосовали за продолжения процедуры импичмента. Сейчас, в кампании-2000, обе партии стремятся избегать какого-либо обсуждения процедуры импичмента и значения этой попытки политического государственного переворота.

В чем заключается действительное различие между Демократической и Республиканской партиями за рамками предвыборной кампании и демагогии?

Целью кампании Республиканской партии и Буша является отмена всех ограничений накопления личного богатства. Она представляет самые эгоистичные, алчные и близорукие слои правящей элиты.

Замечательно то, что как кампания Буша, так и Республиканское руководство Конгресса стремились добиться народной поддержки отмене налога на наследство, который ежегодно затрагивает только несколько тысяч самых богатых семей. Налог на наследство и сопутствующий ему налог прогрессивный подоходный налог были введены в течение "прогрессивной эры" в начале 1900-х годов. Эти меры обосновывались опасением, что чрезмерная концентрация богатства является угрозой демократии. Сегодня эти немногочисленные сохраняющиеся препятствия консолидации финансовой аристократии подвергаются нападкам.

Демократическая партия и кампания Гора представляют те слои правящего класса, которые менее ориентированы на немедленное обладание и накопление богатства и несколько более далеко смотрят вперед в своей защите системы прибыли. Они хотят пользоваться властью не только сегодня, но также и завтра, и поэтому настаивают на сохранении некоторых ресурсов для использования их правительством и для обеспечения предохранительного социального клапана.

Демагогическая кампания Гора под лозунгом "народ, а не власть" является признанием того, что капитализм не может выжить без некоторой степени народной поддержки, однако по большей мере эта поддержка основывается на иллюзиях и ложных надеждах. Популизм Гора строго ограничен и тщательно дозируется, выбирая для критики специально запланированные отрасли промышленности, в то же время поддерживая общую структуру корпоративного господства. Показательно то, что Гор, как и Клинтон в 1992 и 1996 гг., пользуется значительной поддержкой среди самых богатых капиталистов с Уолл-Стрит.

Затруднительное положение правящего класса заключается в отсутствии альтернативы, которая бы предлагала выход из возрастающих противоречий американского капитализма. Если политика Буша является формой старческого слабоумия правящего класса, помешанного на своем собственном богатстве, то политика Гора представляет собой упражнение в самообмане.

Даже если бы следовало допустить, что Гор искренен в своих торжественных выражениях симпатии к простому человеку (предположение, к которому мы не присоединяемся), то любая попытка администрации Гора-Либермана осуществить даже отчасти их реформистскую программу натолкнулась бы на самое ожесточенное сопротивление корпоративной и политической элиты.

Следует только вспомнить возмущение правящих кругов крошечным увеличением ставки налога для миллионеров в бюджете Клинтона на 1993 г., принятого без единого республиканского голоса в Конгрессе. Эта мера вызвала полуистерическую реакцию на редакционной странице Wall Street Journal и подготовила почву для политических провокаций, которые достигли вершины в виде запуска процедуры импичмента Клинтона.

Более того, даже ограниченные меры, предложенные Гором, содержат смертельные политические опасности для правящего класса, поскольку они порождают народные ожидания, которые не могут быть удовлетворены при существующей системе, и поощряют сопротивление беспрепятственному осуществлению корпоративной власти. Таков исторический закон, согласно которому недееспособный режим подергает себя наибольшей опасности, когда он пытается себя реформировать.

Америка и мировой капитализм

Существенно, что мировое положение американского капитализма делает невозможным для буржуазной администрации проведение какой-либо значительной социальной реформы. Соединенные Штаты больше не пользуются относительной независимостью от мирового рынка, которой они обладали в начале двадцатого века, и не занимают господствующее положение по отношению к своим иностранным конкурентам, которое сохранялось большую часть второй половины этого столетия.

Финансовый бум 1990-х годов в большой степени опирался на способность Соединенных Штатов привлекать вложения иностранного капитала, что основывалось на большем успехе корпоративной Америки - по сравнению с европейскими и азиатскими конкурентами - в деле сокращения рабочих мест, ликвидации регулирования и программ социального обеспечения.

Экономика США сама по себе становится все более нестабильной не только вследствие неопределенности положения на фондовой бирже, но так же и из-за растущего торгового дефицита, который сегодня достигает уровня 400 млрд. долларов в год. Посреди хвалебных гимнов, воспеваемых в год выборов профициту федерального бюджета, почти не обсуждается проблема торгового дефицита, который может быстро стать невыносимым бременем, если иностранные инвесторы начнут покидать рынок США.

Даже в высшей точке американского экономического превосходства ни одна капиталистическая демократия в мире не сопротивлялась социальной реформе и общественному прогрессу для рабочего класса так же свирепо, как Соединенные Штаты. Рабочему классу потребовалось 60 лет жестоких и кровавых сражений, чтобы добиться хотя бы самых минимальных прав профсоюзов, полученных только посредством начальных форм повстанческой борьбы, в которой миллионы рабочих захватывали заводы и места работы.

Борьба за элементарные демократические права для чернокожих заняла столетие, начиная с окончания Гражданской войны до принятия законодательства о существенных гражданских правах. Признанию этих прав сопротивлялись посредством линчеваний, массовыми репрессиями и убийствами, и только политическая атмосфера городских восстаний заставила допустить его. Система социального обеспечения, в конечном счете установленная на основе борьбы за права профсоюзов и гражданские права, являлась самой зачаточной из всех подобных систем, существовавших в ведущих промышленных странах.

Говорить о том, что социальная реформа может проводиться сегодня Демократической или Республиканской администрацией, когда все здание бума на фондовом рынке построено на разрушении социальных программ и обнищании широчайших чем когда бы то ни было слоев рабочего класса, - это грубый обман. Единственной основой для новой эпохи социального прогресса является независимая политическая борьба рабочего класса.

Враждебность по отношению к власти корпораций

Для возникновения независимого движения рабочего класса условия создаются быстро. И Демократическая, и Республиканская партия потеряли сколько-нибудь действительную массовую основу. Существует глубокое разделение, которое выражается двумя путями: правящая элита не восприимчива и по большей части безразлична к бедственному положению масс; массы с трудом понимают реальную степень образовавшейся социальной пропасти. С точки зрения своих политических и социальных ожиданий два основных класса даже не говорят на одном языке: отсюда постоянные ошибки в изучении общественного мнения средствами информации и политическими мудрецами, сначала во время кризиса, выразившегося в процедуре импичмента, а сегодня в период подготовки президентских выборов.

Основная масса американского населения отчуждена не только от политической системы, но и от всей структуры корпоративной власти в Америке. Как недавно заметил журнал Business Week в публикации о растущих антикорпоративных настроениях, огромное большинство американцев ощущает глубокую антипатию к власти большого бизнеса.

Более дальновидные представители капиталистической системы начали выражать озабоченность этой тенденцией. В недавнем выступлении на международной конференции банкиров в Джексон-Холе, штат Вайоминг, председатель Федеральной Резервной Системы Алан Гринспен предупредил об "общественном беспокойстве относительно способа, которым рынки распределяют богатства". "Любое значительное уменьшение экономических показателей по сравнению с уровнем, установленным в последние годы, - сказал он, - чревато риском оживления настроений, направленных против рыночных систем".

Кампания-2000 начала с прославления обеими партиями переживающей бум фондовой биржи, как если бы это означало всеобщее процветание, а не процветание только привилегированного меньшинства. В течение всей истории капитализма каждый спекулятивный бум знаменовался ростом иллюзий, что деловой цикл отменен и система прибыли вступила в новую эпоху, в которой рынки могут только расти. Такие заблуждения, которые равносильны не более чем рациональным обоснованиям личной жадности, распространялись широко. Однако в последние несколько месяцев это настроение самопоздравления начало постепенно исчезать, а вместе с ним и лидерство Буша в опросах общественного мнения.

Кампания, которая уже проделала много извивов и поворотов, может столкнуться с дальнейшими потрясениями. Однако каким бы ни был ее результат, основной вопрос заключается в следующем: ни буржуазные кандидаты, ни буржуазные партии не имеют никакого решения углубляющегося социального кризиса. Единственным реалистическим прогнозом является тот, согласно которому послевыборный период будет характеризоваться усилением общественных беспорядков, которые быстро достигнут массовых размеров, как только ухудшится экономическое положение.

Политика, как и природа, не терпит пустоты. Трудящиеся Америки, огромное большинство населения, не обнаружат защитников своих общественных интересов или демократических прав в существующей совершенно окостеневшей политической системе. Когда они вступят в социальную и политическую борьбу - когда они неизбежно сделают это в наступающий период - они вступят на политический путь, ведущий к разрыву со старыми партиями и созданию новой массовой политической партии рабочего класса.

Смотри также:
Рабочий класс и президентские выборы в США 2000 г. - Часть 2
(18 октября 2000 г.)
Рабочий класс и президентские выборы в США 2000 г. - Часть 1
( 11 октября 2000 г.)

К началу страницы

МСВС ждет Ваших комментариев:



© Copyright 1999-2017,
World Socialist Web Site