World Socialist Web Site

НА МСВС

Эти и другие сообщения и аналитические обзоры доступны
на английском языке по адресу www.wsws.org

Новости и комментарии
Социальные вопросы
История
Культура
Наука и техника
Философия
Рабочая борьба
Переписка
Трибуна читателя
Четвертый Интернационал
Архив
Что такое МСВС?
Что такое МКЧИ?

Книги

Другие языки
Английский

Немецкий
Французский
Итальянский
Испанский
Индонезийский
Польский
Чешский
Португальский
Сербохорватский
Тамильский
Турецкий
Сингальский

 

МСВС : МСВС/Р : Четвертый Интернационал

Версия для распечатки

Лев Троцкий и судьба Советского Союза

Владимир Волков
17 ноября 2000 г.

Нижеследующее выступление было сделано Владимиром Волковым 23 сентября этого года в Берлине на мероприятии, посвященном 60-детию убийства Льва Троцкого. В. Волков является членом международной редакции Мирового Социалистического Веб Сайта.

Однажды Лев Троцкий сказал, что идеи сильнее любых, даже самых могущественных Генеральных секретарей. Трагическая дата, служащая поводом для нашей сегодняшней встречи, казалось бы, является опровержением этой мудрости. Однако если мы вдумаемся в значение тех событий, которые произошли в продолжение 60 лет после убийства Троцкого, то мы увидим, что он оказался совершенно прав.

Огромная страна, мировая супердержава Советский Союз, вышедшая победителем из страшной Второй Мировой войны и пославшая первого человека в космос, вдруг на рубеже 80-90-х гг. развалилась на куски почти без какого-либо заметного толчка изнутри или снаружи. После этого в течение каких-нибудь 10 лет от бывшей великой державы почти не осталось и следа. За удивительно короткий промежуток времени произошел огромный социально-экономический упадок, вместе с которым состоялось невиданное по масштабам перераспределение бывшей государственной собственности, в результате чего возник необычайно узкий круг криминальных богатых нуворишей, в то время как подавляющее большинство населения оказалось брошено на уровень нищеты, которая кажется особенно неестественной на фоне технических достижений современной цивилизации.

Все пространство бывшего Советского Союза охвачено кольцом непрекращающихся этнических и религиозных конфликтов. Техногенные катастрофы, свидетелями которых мы стали в августе этого года, когда в Баренцевом море затонула атомная подводная лодка "Курск", а московская телебашня "Останкино" едва не упала от последствий уничтожающего пожара, стали проявлениями не просто глубокой болезни всего постсоветского общества, но признаком глубокого и прогрессирующего распада всех социально-экономических и технологических структур страны.

Каким образом это стало возможно? Какой злой рок истории сокрушил Советский Союз?

Ответ на эти вопросы неизбежно заставляет нас вспомнить об истории той борьбы, которая развернулась в Советской России уже в середине 20-х гг. и которая была связана с противостоянием двух перспектив развития СССР: теории социализма в отдельной стране и теории перманентной революции. Если мы заново оценим смысл этого противостояния и рассмотрим его последствия, то мы увидим, что оно дает ключ к пониманию также и сегодняшних проблем.

Когда десять лет назад во всем мире было очень популярным мнение, что вместе с крахом СССР окончательно обанкротился и социализм, то на самом деле речь шла не о социализме, а об его антиподе - сталинизме. То, что потерпело поражение, - это попытка (единственная в своем роде по размаху в мировой истории) создать изолированное, автаркическое национальное хозяйство.

В Советском Союзе под руководством Сталина и его политических наследников был проведен, по существу, колоссальный исторический эксперимент. Несмотря на значительные достижения, значение которых нет ни малейшего смысла умалять (и которые в немалой степени были следствием искреннего энтузиазма рядовых трудящихся), а также жертвы, которые были принесены, этот эксперимент в конечном итоге потерпел сокрушительное поражение.

Означает ли это, что и революция 1917 года также была напрасной, что она была обречена на поражение?

Совсем нет. Интернациональные перспективы, на которых выросла революция 1917 г., не имели ничего общего с той политикой национальной автаркии, которая утвердилась в Советском Союзе примерно с середины 20-х гг. Более того, сама возможность перерождения революции в националистическом ключе была предвидена задолго до того, как она стала свершившимся фактом.

Все это подводит нас к краткой оценке того интеллектуального и политического вклада, который был сделан Львом Троцким, одним из вождей революции 1917 года и лидером борьбы против сталинизма в международном рабочем движении.

В свете опыта, связанного со взлетом и падением Советского Союза, мы вправе говорить по крайней мере о трех прогнозах Троцкого, которые полностью выдержали испытание историей:

1) Первый из этих прогнозов касался вопроса о будущих задачах и движущих силах русской революции. Анализируя противоречия социально-экономического развития царской империи и ее место в мировой экономике, Троцкий примерно в 1907 г. пришел к выводу, что единственным возможным путем решения в России демократических задач (упразднения монархии, проведении аграрной реформы) может быть только приход к власти пролетариата, опирающегося на крестьянство, во главе со своей революционной партией. Именно это случилось в октябре 17-го года.

2) Однако отсталость России не позволяла ей самостоятельно, без поддержки пролетариата Европы, строить социализм. В том случае, если эта поддержка запоздает, говорил в те же годы Троцкий, то под влиянием изоляции революция неизбежно переродится.

Вот почему в 20-е г., когда волна революций в Европе спала и Советская Россия осталась один на один со своей отсталостью, Троцкий вместе со своими сторонниками был во всеоружии понимания тех опасностей, которые очень скоро проявили себя в виде постепенной бюрократизации большевистской партии и советского государства.

3) Анализируя стадии и характер этого бюрократического перерождения, которое в 30-е гг. привело к восстановлению многих атрибутов царских времен, а затем потребовало физического уничтожения целого поколения большевиков, социалистической интеллигенции и рабочих, Троцкий предсказывал, что если рабочий класс окажется не в состоянии путем новой политической революции свергнуть бюрократию, то последняя рано или поздно разрушит СССР для того, чтобы стать новым классом частных собственников.

На всех этапах этого анализа Троцкий опирался на одно и то же интернациональное понимание современной эпохи и места России в системе мировых хозяйственных связей.

Вот как он сформулировал этот подход в работе Перманентная революция:

"Марксизм исходит из мирового хозяйства, не как суммы национальных частей, а как могущественной самостоятельной реальности, которая создается международным разделением труда и мировым рынком, властно господствующими в нынешнюю эпоху над национальными рынками. Производительные силы капиталистического общества давно уже переросли национальные границы. Империалистическая война явилась одним из выражений этого факта. Социалистическое общество должно представлять собой в производственно-техническом отношении более высокую стадию по сравнению с капитализмом. Задаваться целью построения национально-замкнутого социалистического общества значило бы, несмотря на все временные успехи, тянуть производительные силы назад даже по сравнению с капитализмом. Пытаться, независимо от географических, культурных и исторических условий развития страны, составляющей часть мирового целого, осуществить самодовлеющую пропорциональность всех отраслей хозяйства в национальных рамках, значит гоняться за реакционной утопией" (Л. Троцкий, Перманентная революция, Iskra Research, Cambridge, 1995, с. 288).

Невозможно, как уже было замечено, отрицать хозяйственные и культурные успехи, которых смог добиться СССР. Однако важно помнить, что эти успехи не были выражением национального взлета как такового. В действительности они были лишь побочным продуктом Октябрьской революции, которая имела глубоко интернациональный характер. Даже подвергшись националистическому перерождению, она была в состоянии творить чудеса. Тем не менее все успехи Советского Союза бледнеют на фоне тех возможных достижений, которые моли бы быть сделаны в том случае, если бы революция могла действительно раскрыть все свои потенциальные возможности интернационального характера.

Закон зависимости национального хозяйства от мирового, несмотря на монополию внешней торговли, оказывал могущественное влияние на Советский Союз в продолжение всей его истории. Причем чем более развивалась экономика СССР, тем сильнее она оказывалась связанной с мировым хозяйством. Именно эта объективная невозможность отгородиться стеной от мировой экономики и стала, в конечном итоге, главной причиной краха Советского Союза.

Начиная с горбачевской перестройки мы были свидетелями того, с какой поразительной точностью стал реализовываться исторический прогноз Троцкого, сформулированный им много десятилетий тому назад. Некоторые страницы его сочинений выглядели тогда как уже готовые иллюстрации к тем процессам, которые начали в тот момент стремительно развиваться.

Вот, например, как Троцкий рассуждал по поводу возможного сценария падения СССР в самой выдающейся своей работе Преданная революция:

"Крушение советского режима неминуемо привело бы к крушению планового хозяйства и, тем самым, к упразднению государственной собственности. Принудительная связь между трестами и заводами внутри и трестов распалась бы. Наиболее преуспевающие предприятия поспешили бы выйти на самостоятельную дорогу. Они могли бы превратиться в акционерные компании или найти другую переходную форму собственности, напр., с участием рабочих в прибылях. Одновременно и еще легче распались бы колхозы. Падение нынешней бюрократической диктатуры, без замены ее новой социалистической властью, означало бы, таким образом, возврат к капиталистическим отношениям, при катастрофическом упадке хозяйства и культуры" (Л. Троцкий, Преданная революция,Париж, "Слово", с. 255).

В другом месте он рассуждает на тему о том, что новый буржуазный режим нашел бы "немало готовых слуг среди нынешних бюрократов, администраторов, техников, директоров, партийных секретарей, вообще привилегированных верхов". "Главной задачей новой власти, - пишет Троцкий, - стало бы... восстановление частной собственности на средства производства. Прежде всего потребовалось бы создание условий для выделения из слабых колхозов крепких фермеров и для превращения сильных колхозов в производственные кооперативы буржуазного типа, в сельскохозяйственные акционерные компании. В области промышленности денационализация началась бы с предприятий легкой и пищевой промышленности. Плановое начало превратилось бы на переходный период в серию компромиссов между государственной властью и отдельными "корпорациями", т.е. потенциальными собственниками из советских капитанов промышленности, их бывших собственников-эмигрантов и иностранных капиталистов" (там же, с. 257).

Сейчас этот процесс зашел намного дальше и можно было бы на этом основании заявить, что дальше историческое предвидение Троцкого уже не простирается. Троцкий и в самом деле не мог знать, каким именно образом будет продолжаться процесс капиталистической реставрации. Однако особенностью всякого подлинно научного знания является то, что он позволяет анализировать вновь возникающие события на основе наиболее фундаментальных концепций, которые прошли историческую проверку и представляют собой субъективированный концентрат объективного опыта человечества.

Основная проблема, которая занимала Троцкого в связи с судьбой СССР, это соотношение между национальным и мировым хозяйством. Эта проблема была целиком обращена в будущее. Нельзя построить социализм в отдельной стране. Но точно также невозможно и рассчитывать на то, что капитализм, оказавшийся уже в начале 20-го века неспособным решить задачи экономического развития России, будет в состоянии сделать это в эпоху, когда система прибыли находится в стадии еще большего упадка.

Дилемма, перед которой оказался Советский Союз в годы перестройки, заключалась в том, что ни продолжение старого автаркического пути развития, ни интеграция советской экономики в структуры мирового капиталистического рынка равным образом не давали выхода из кризиса, в котором Советский Союз оказался.

Единственный прогрессивный выход для СССР был связан с отказом от автаркии, но не на путях господствующей мировой капиталистической системы, исторически уже пережившей свой двадцать пятый час, а путем коренного преобразования всей мировой экономики на основе планомерного и демократического управления ею в интересах всех членов общества. Это как раз то, что представляла собой программа Октября и за что боролся Троцкий всю свою жизнь революционера и марксиста.

Попытка сначала Горбачева, а потом Ельцина и теперь Путина вернуть Россию в лоно буржуазной цивилизации, были обречены на провал с самого начала и не представляли собой никакой жизнеспособной альтернативы.

Есть объективная логика в том страшном упадке, который переживают все последние годы республики бывшего СССР. Эта логика становится совершено понятной, если признать правоту и значение того анализа, который был развит Троцким.

Говоря о сегодняшних проблемах России, необходимо подчеркнуть, что причина их та же, что и в годы существования СССР. - Это отношение к мировому хозяйству.

Капитализм давно утратил способность развивать отсталые регионы мира. Казалось, что "азиатские тигры" являются опровержением этого. Однако после финансового краха 1997 года немногие решаются повторять эту когда-то популярную и поверхностную аргументацию.

Новейшие тенденции глобализации приводят к еще большей концентрации капиталов в руках крупнейших транснациональных компаний. Они ведут бешеную конкуренцию буквально в каждом уголке планеты за рынки сырья, трудовых ресурсов и сбыта. Доминирование международного хозяйства над отдельными национальными хозяйствами достигло такой степени, что даже самые развитые капиталистические государства не в состоянии больше поддерживать системы национального регулирования и социального обеспечения в том виде, как они сложились в послевоенный период.

Разрушение этих систем по всему миру идет рука об руку с ростом нищеты, бедности и социального неравенства. В таких условиях странам с отсталой и обремененной громадными структурными диспропорциями экономикой, подобным России, рассчитывать на процветание не приходится.

Углубляющийся по всему миру кризис делает абсолютно решающим вопрос о необходимости возрождения тех идей и перспектив, которые развивал Лев Троцкий. Это требует также и его политической и интеллектуальной реабилитации в глазах миллионов простых граждан по всему миру не только в качестве выдающегося революционера и представителя марксистской мысли, но также и как одного из самых актуальных мыслителей нашего времени.

Смотри также:
Современное значение Льва Троцкого и его работ - Митинги в Берлине и Лондоне привлекли внимание заинтересованной аудитории
(2 октября 2000 г.)
Современное значение жизни и деятельности Льва Троцкого
( 5 октября 2000 г.)
Доклад Д. Норта 1990 г. - К 50-й годовщине убийства Льва Троцкого
( 15 ноября 2000 г.)
Дэвид Норт: Наследие, которое мы защищаем: Введение в историю Четвертого Интернационала

К началу страницы

МСВС ждет Ваших комментариев:



© Copyright 1999-2017,
World Socialist Web Site