World Socialist Web Site

НА МСВС

Эти и другие сообщения и аналитические обзоры доступны
на английском языке по адресу www.wsws.org

Новости и комментарии
Социальные вопросы
История
Культура
Наука и техника
Философия
Рабочая борьба
Переписка
Трибуна читателя
Четвертый Интернационал
Архив
Что такое МСВС?
Что такое МКЧИ?

Книги

Другие языки
Английский

Немецкий
Французский
Итальянский
Испанский
Индонезийский
Польский
Чешский
Португальский
Сербохорватский
Тамильский
Турецкий
Сингальский

 

МСВС : МСВС/Р : Новости и комментарии : Северная Америка

Версия для распечатки

Кампания Эла Гора: Предсмертный хрип американского либерализма

Дэвид Норт
13 ноября 2000 г.

Нижеследующая статья появилась на английской странице МСВС 6 ноября 2000 г.

В течение избирательной кампании этого года вопросом, который больше всего сбивал с толку мудрецов из средств информации, была очевидная неспособность Эла Гора извлечь выгоду из того, что должно было быть его подавляющим преимуществом. Исходя из оценки, что Соединенные Штаты в настоящее время переживают беспрецедентное процветание, сама возможность поражения кандидата от Демократической партии кажется попирающей общепринятое здравомыслие, то есть мнение о том, что кандидат на пост президента от правящей партии побеждает "в хорошие времена". Почти всегда поражение правящей партии непосредственно приписывается неблагоприятной экономической конъюнктуре. В 1920, 1932, 1960, 1976, 1980 и 1992 гг. поражение правящей партии предвещалось продолжавшимся или только что закончившимся спадом.

Из этого правила есть несколько примечательных исключений. Итоги выборов не всегда соответствуют деловому циклу. Раскол в Республиканской партии в 1912 г. позволил Вильсону прийти в Белый дом, несмотря на экономический подъем. В 1952 г. недовольство ходом Корейской войны обеспечило победу Эйзенхауэру, который имел дополнительное преимущество, будучи победоносным генералом. Сходным образом Вьетнамская война дискредитировала администрацию Джонсона-Хэмфри и привела к избранию Никсона в 1968 г.

Однако, несмотря на тот факт, что сейчас нет ни войны, ни особенно заслуживающего доверия противника, кампания Гора явно находится в плохом состоянии в момент, когда она выходит на финишную прямую. Почему?

Анализ, предложенный корпоративными средствами информации, является в целом поверхностным, концентрируясь на том или ином личностном свойстве, которое подрывает популярность Гора. Хотя в этих наблюдениях может быть некоторая степень истины, они очень мало дают для более глубокого понимания более фундаментальных политических и социальных процессов.

Каковы же наиболее существенные причины затруднительного состояния кампании Гора? Во-первых, рассмотрим основное (но вовсе не бесспорное) положение средств информации, что сейчас имеет место эпоха беспрецедентного экономического процветания. Этот догмат веры отражает не столько реальность (которая является куда более сложной и тревожащей), сколько в высшей степени привилегированное финансовое положение творцов мнений из средств информации.

Хотя показатели безработицы за последнее десятилетие снизились, эта статистика выражает только одну сторону преобладающих социально-экономических условий. Для подавляющего большинства американцев девяностые годы были десятилетием экономической неопределенности и напряжения. Гарантия занятости почти исчезла как действующее социальное понятие. Уровень заработной платы лишь не отстает от инфляции. Десятки миллионов рабочих семей глубоко увязли в долгах и озабочены своей способностью справиться с чрезвычайными обстоятельствами. Внезапное увольнение влечет за собой возможные последствия катастрофического характера.

Основные социальные нужды: медицинское обеспечение, приличное образование, экономические гарантии старости - недоступны более чем 40 миллионам американцев, признанных бедными. В действительности все это проблематично для большинства трудящихся. Спад в экономике - даже так называемая "мягкая посадка" - может быстро выявить крайне ненадежное положение рабочего класса.

Рассмотренные в контексте более серьезной оценки социально-экономических условий, существующих в Соединенных Штатах, реальные причины кризиса кампании Гора начнут выясняться. Несмотря на случайные вспышки псевдонародной демагогии, Гор является представителем политической партии, которая не предлагает рабочему классу никакой существенной программы.

Много было написано о деревянной манере поведения Гора, или, как сказал один более вдумчивый комментатор, о "неспособности вице-президента дать прямой, недвусмысленный ответ на почти любой вопрос, обращенный к нему". Однако эта характерная особенность идет не столько от личной слабости, сколько от основного противоречия Демократической партии. Ее усилия выставить себя в качестве защитника работающих американцев постоянно терпят крах вследствие первостепенной необходимости успокаивать ее корпоративных хозяев. Обстоятельства, которые Гор не контролирует, постоянно заставляют его высказываться двусмысленно. Звучные обещания "сохранить систему социального обеспечения" или улучшить систему образования компенсируются трезвыми декларациями в поддержку "бюджетной ответственности".

Эта проблема не берет свое начало от Гора. Фактически, то, что проявляется в его кампании, это заключительная стадия длительного разложения американского либерализма.

Каждый, кто следит за американской политикой, знает, что либерализм в течение последних 20 лет превратился в политический эквивалент с бранью вычеркиваемого, пугающего "слова Л". Тот факт, что ни один кандидат от Демократической партии на пост президента не способен рискнуть отождествить себя с либералом, означает, что внутри структуры буржуазной политики не существует никакого жизнеспособного основания для программы социальной реформы.

Это никоим образом не является чем-то новым. В действительности кризис либерализма датируется более ранним сроком, чем победа Рональда Рейгана в 1980 г. (событие, которое часто и ложно характеризуется как главный поворотный пункт в американской политической жизни). Более тщательный анализ истории показывает, что процесс разложения американского либерализма как надежного инструмента социальной реформы берет свое начало уже в первые десятилетия двадцатого столетия. Ахиллесовой пятой либерализма как буржуазной политической тенденции являлась его органическая неспособность отстоять решения социальных проблем, которые переступали бы границы, приемлемые для капиталистической системой прибыли.

В середине тридцатых годов великий американский философ Джон Дьюи признавал, что либерализм, несмотря на провозглашение своей верности идеалам демократии, на практике выродился во все большей степени бесстыдную защиту безусловных интересов капиталистического класса. Дьюи искренне надеялся на то, что либерализм сможет как-то освободиться от своего исторического раболепства перед капитализмом и таким образом возродится в качестве заслуживающей доверия тенденции глубоко идущей социальной реформы.

В заявлении, типичном для его работ тридцатых годов, Дьюи утверждал: "Трагический упадок демократии происходит из-за того, что отождествление свободы с максимумом неограниченной индивидуалистической деятельности в экономической сфере в условиях существования институтов капиталистического финансирования является губительным как для реализации свободы для всех, так и для реализации равенства. Это разрушительно для свободы многих, потому что это разрушительно для действительного равенства возможностей".

Усилия Дьюи по формулированию философской основы для жизнеспособной программы либеральной социальной реформы (в противовес классовой программе социалистической революции) были безуспешными. Вместе со вступлением Соединенных Штатов во Вторую Мировую войну и с превращением их в главную империалистическую державу эволюция американского либерализма приняла совершенно реакционный характер.

Самым выпуклым проявлением движения либерализма вправо стала его энергичная поддержка "холодной войны" против Советского Союза, соединенная с антикоммунистической "охотой на ведьм" внутри страны. Результатом травли прогрессивных элементов, которая политически и идейно оправдывалась лидерами американского либерализма, было преследование и подавление всех форм социалистического и антикапиталистического инакомыслия внутри Соединенных Штатов, особенно внутри вновь образованных промышленных профсоюзов.

Что же касается отношения между либерализмом и движением за гражданские права пятидесятых и шестидесятых годов, то следует напомнить, что борьба за ликвидацию сегрегации происходила главным образом в оппозиции к Демократической партии. Отталкивающим фактом американской политической жизни является то, что национальные избирательные кампании Демократической партии, начиная с 1960 г., зависели от глубоко порочного союза северян либералов и южан, сторонников сегрегации. Этот союз был расстроен взрывом массовой борьбы, который администрация Кеннеди не смогла контролировать.

После убийства Кеннеди Линдон Джонсон торжественно объявил о своем "Великом обществе". Однако законодательство, введенное Джонсоном, представляло собой не возрождения либерализма, а, напротив, его последний вздох. "Война против бедности" Джонсона пала жертвой войны во Вьетнаме. Ни одна из социальных целей, провозглашенных Джонсоном, не была реализована. Последние 30 лет американской политической истории стали свидетелями систематического отказа как республиканских, так и демократических администраций не только от общих социальных устремлений, провозглашенных администрацией Джонсона, но также и от специальных программ, которые она ввела.

Политическая траектория Демократической партии определялась объективными социально-экономическими тенденциями, прежде всего, концентрацией экономической власти и богатства в руках все более изолированной элиты, для которой любое изменение в социальной структуре, от которой зависят ее привилегии, является анафемой. Демократическая партия действует как инструмент этой корпоративной и финансовой аристократии. Бессодержательность ее платформы является показателем нетерпимости правящей элиты к любым мерам, которые могут неблагоприятно повлиять не ее экономическое положение и интересы.

В конечном счете "деревянность" Гора является выражением классовой дисциплины и ограничений, в рамках которых он вынужден действовать.

Смотри также:
Заявление партии Социалистического Равенства Соединенных Штатов: Рабочий класс и президентские выборы в США 2000 г. - Часть 1
(11 октября 2000 г.)
Джордж В. Буш: Кандидат в качестве IPO
( 22 сентября 2000 г.)

К началу страницы

МСВС ждет Ваших комментариев:



© Copyright 1999-2017,
World Socialist Web Site