World Socialist Web Site

НА МСВС

Эти и другие сообщения и аналитические обзоры доступны
на английском языке по адресу www.wsws.org

Новости и комментарии
Социальные вопросы
История
Культура
Наука и техника
Философия
Рабочая борьба
Переписка
Трибуна читателя
Четвертый Интернационал
Архив
Что такое МСВС?
Что такое МКЧИ?

Книги

Другие языки
Английский

Немецкий
Французский
Итальянский
Испанский
Индонезийский
Польский
Чешский
Португальский
Сербохорватский
Тамильский
Турецкий
Сингальский

 

МСВС : МСВС/Р : Новости и комментарии : Европа : Германия

Версия для распечатки

Германия - Куда идёт ПДС?

Ульрих Рипперт
1 марта 2000 г.

Девятого ноября прошлого года в Берлине в рамках "Форума равенства" Ульрих Рипперт выступил с докладом, посвященным анализу политического характера и эволюции германской партии Демократического социализма (ПДС). Его выступление было опубликовано на немецкой странице МСВС 12 ноября 1999 года. Мы воспроизводим здесь первую часть этого доклада. У. Рипперт является членом международной редакции МСВС и представителем партии "За Социальное Равенство" (PSG).

Неделю тому назад Петер Шварц, говоря на эту тему, отметил нынешний кризис внутри СДПГ (Социал-демократическая партия Германии) и поставил следующий вопрос: идёт ли речь лишь о временном явлении или же завершающееся столетие характеризует собою и конец социал-демократии? Иначе говоря: идёт ли речь о необходимости защищать программу социал-реформизма от нападок его противников-неолибералов, как это утверждает Лафонтен, или же речь идёт о том, что сама эта реформистская программа потерпела крах?

Ответ его был однозначен. После того, как СДПГ 85 лет тому назад вступила на реформистский путь, её основная цель постоянно заключалась в том, чтобы защищать буржуазный порядок. Даже те немногие годы, когда она стремилась осуществлять социальные реформы, были полностью подчинены этой цели. Ввиду наличия сконцентрированной силы глобального капитала реформистские концепции оказались совершенно несостоятельными. Рабочему классу необходима совершенно иная, революционная перспектива.

Ныне интересующий нас вопрос звучит так: предлагает ли ПДС (партия Демократического социализма) альтернативу по отношению к вырождению СДПГ?

В прошлом году многие приветствовали факт прихода к власти СДПГ в союзе с "зелёными" как великий прогресс и охарактеризовали красно-зелёную коалицию как "левое правительство". Мы же категорически отвергли такую позицию.

Сегодня дело выглядит подобным же образом. Многие левые из рядов разочарованных в политике своей партии членов СДПГ стучатся в двери ПДС и расхваливают её как альтернативу. Мы же опять отвергаем подобный вариант. Нынешние иллюзии по отношению к ПДС нисколько не лучше вчерашних иллюзий по поводу политики СДПГ или "зелёных".

В то время, как эти представители ликуют по поводу большого количества голосов, полученных ПДС, и прямо по ходу избирательной кампании впадают в эйфорию, мы рассматриваем вещи совершенно иначе. Именно тот факт, что растущая оппозиция, направленная против социального и политического кризиса, проявляет себя в форме прироста голосов, полученных ПДС, рассматривается нами как результат глубокого идущего политического замешательства и полной утраты ориентации внутри широких слоёв населения.

Что касается СПДГ, то каждый теперь осознаёт, что она из себя ныне представляет и чего от этой партии следует ожидать, а именно: ничего кроме отказа от социальных программ в интересах богачей, что представляет собой политику даже более худшую по сравнению с периодом правления Коля. Однако, что же будет осуществлять ПДС, если она будет обладать рычагами власти?

Всё чаще и настойчивее ПДС характеризует себя как партия "социальной справедливости". "Справедливость есть актуальный лозунг", - отметил Грегор Гизи несколько месяцев тому назад в своей тезисной программе, состоявшей из 12 пунктов. ПДС требует не отказа от социальных программ, а улучшения социальных систем путем ликвидации сокращения пенсионных пособий и направления больших финансовых средств на нужды образования, рассматривая это в качестве инвестиции в будущее и т.п. и т.д. Однако того же самого требовала всего лишь год тому назад и сама СДПГ, и только поэтому она победила в выборах в Бундестаг. Тот, кто ныне оценивает роль партии в силу её избирательной пропаганды и принимает за чистую монету всяческие обещания насчёт сокращения безработицы и обеспечения более справедливого распределения финансовых средств на социальное нужды населения, тот является, извините меня за это выражение, политическим профаном. Есть люди, цепляющиеся за иллюзии и затем жалующиеся на то, что их опять обманули.

Те же, кто самым серьёзным образом ищут иной политической ориентации, должны себя спросить: чем объяснить тот чудовищный оппортунизм, которым характеризуется весь первый год правления красно-зелёной коалиции с момента ее формирования? Как следует объяснить и тот факт, что обе эти партии с самого начала их прихода к власти осуществляли меры, полностью противоположные тому, что было обещано накануне до выборов? Несомненно то, что личные и политические качества руководящего персонала сыграли при этом определённую роль, однако было бы слишком много чести приписывать одним лишь Шредеру и Фишеру всю ответственность за курс обеих этих партий.

Открытым остаётся также вопрос относительно того, почему самые оголтелые, ярко выраженные оппортунисты и коррумпированные функционеры стоят во главе этих партий? Очевидно, что в этих партиях нет более лучших фигур или же они не в состоянии себя проявить. Следовательно, речь тут идёт во всяком случае не о личностном, а об общественном феномене, что тесно связанно с глубокими изменениями в структурах самого общества.

Решающий фактор в эволюции обеих партий состоит в том, что СДПГ и "зелёные" безусловно и неограниченно признают правомочность ныне существующих форм власти и собственности. А это позволяет экономическим структурам ставить правительство под свой диктат и осуществлять новые широкие меры, направленные во всё большей степени против коренных интересов самого населения.

Как в этом плане выглядит роль ПДС? Какую позицию она занимает по отношению к ныне существующим в обществе формам власти и собственности? ПДС называет себя социалистической партией: в прошлом - выступая в качестве СЕПГ, теперь - в качестве демократической социалистической партии. Однако чем она была и остается до сих пор в действительности?

Этот вопрос я хотел бы исследовать в двояком отношении: а)относительно её истории. Как вела себя эта партия в период решительных поворотных пунктов в развитии общества? б)относительно её социальной ориентации. На какие общественные слои опирается ПДС? Чьи интересы она защищает? в)относительно её практической деятельности. Чем занимается ПДС там, где она уже обладает своим политическим влиянием и принимает широкое участие в политическом развитии общества?

Путь от СЕПГ к ПДС

Начнём с её истории. В течение 40 лет СЕПГ являлась основной правящей государственной партией в ГДР. Можно было сказать, что у этой партии воистину было достаточно много времени и власти для того, чтобы доказать, на что и к чему она способна.

Однако я вовсе не намерен сваливать на ПДС всю ответственность за чудовищные деяния СЕПГ в прошлом. Нет сомнения в том, что за прошедшие 10 лет произошли большие изменения как во внутренней структуре этой партии, там и в её политике. Но далеко не случаен тот факт, что СЕПГ 10 лет тому назад не была распущена, а только лишь переименовалась. Осуществление контроля своим над довольно солидным финансовым состоянием является лишь одним из аспектов, каким бы значительным он ни был; в смысле исторической оценки он играет скорее второстепенную роль.

Попытка партийного руководства спасти часть традиций ГДР и перенести их на почву ФРГ явилась той истинной причиной, почему СЕПГ удалось сохраниться в качестве ПДС. Концепция будущего виделась её членам в форме политического синтеза ГДР и ФРГ. Гизи тогда подчёркивал и охарактеризовал этот проект как "третий путь", имея в виду объединение всего лучшего, что существовало в рамках обеих государств. Что из этого вышло? - Ровным счётом ничего!

Уже тогда СЕПГ-ПДС столкнулось с проблемой: как реагировать на объединённую мощь западногерманских и международных концернов и банков? Противодействие ужасающим социальным последствием процесса объединения Германии потребовало бы мобилизации рабочего класса и широких слоёв населения. Но именно этот процесс мобилизации партия ПДС стремилась предотвратить всеми силами.

Ханс Модров, будучи последним председателем Совета министров ГДР и став затем нынешним почётным председателем ПДС, в прошлом неоднократно подчёркивал, что его главнейшей задачей в критический период "поворота" было обеспечение порядка и спокойствия. Он питал надежды на то, что правительство ФРГ должным образом отблагодарит его за эту заслугу и признает ПДС в качестве обеспечивающего порядок фактора и равноправного партнера во время переговоров. И когда этого не произошло, он стал обвинять западных властителей в неблагодарности и высокомерии.

Криста Люфт, занимавшая в тот период пост министра экономики, а ныне являющаяся членом парламента от ПДС, по своей инициативе учредила службу по приватизации экономики ГДР (Treuhandanstalt). Она намеревалась таким путем начать равноправные переговоры с западными банками и концернами, но затем была страшно возмущена тем обстоятельством, что предприниматели воспользовались учреждением приватизационной службы в своих целях, чтобы полностью уничтожить промышленность ГДР, нисколько не беспокоясь при этом о социальных последствиях такого процесса.

Несомненным является тот факт, что ПДС открыто выступала за введение частной экономики и капиталистических форм собственности. Сама Криста Люфт написала об этом целую книгу, озаглавив её Тяга к собственности( Lust am Eigentum). Тогда же Гизи в первых программных документах ПДС требовал "создания рыночной экономики", обеспечивающей должную оплату труда.

Та же самая партия, которая ныне требует социальных реформ и выступает за то, чтобы ограничить власть экономических структур, в самые решающие недели "поворота" не только категорически отказалась защищать социальные завоевания прошлого, но и сыграла ключевую роль в процессе объединения Германии на капиталистических основах. То обстоятельство, что при этом она первоначально многое представляла себе совершенно иначе, чем это произошло на самом деле, ни в коем случае не может служить поводом для извинения. Наоборот, это обнаруживает полную близорукость и наивность её политического курса.

Этот факт и является главной причиной того, почему ГДР так быстро прекратила своё существование. Теперь, спустя десять лет, от ГДР практически ничего не осталось. Можно ли найти исторический пример тому, чтобы государство бесследно исчезло с арены истории, не оставив после себя и следа прогрессивного развития, тем более что речь идет о государстве, претендовавшем на то, что оно ориентировано на будущее.

Если посмотреть более внимательно, то можно обнаружить только два фактора, оставшихся в наследство от ГДР. Во-первых, это полная путаница относительно политического понятия о социализме и других близких к этому вопросов. Во-вторых, это постоянный рост жалоб на то, что всё идёт плохо, и что западным немцам так легко удалось провести восточных немцев. И то, и другое вместе взятое составляет опасную смесь социального озлобления и агрессивных настроений, чем довольно легко могут воспользоваться демагоги из среды правых радикалов.

Сталинизм

Для того, чтобы понять роль ПДС, необходимо тщательно изучать историю и политическое развитие как ГДР, так и Советского Союза. В этом плане я хочу ограничиться лишь несколькими основными вопросами. По этой тематике имеется обширная литература, принадлежащая перу Льва Троцкого, а также написанная русским историком Вадима Роговина и другими авторами, которых надлежит серьёзно изучать.

Создание ГДР и приход к власти СЕПГ находились в прямой связи с процессом самых мощных фракционных битв в истории рабочего движения: борьбой между сталинизмом и марксистской оппозицией. Поэтому глубоким заблуждением является широко распространённое утверждение о том, что корни сталинизма якобы были заложены уже в период большевизма и русской Октябрьской революции.

Политическая эволюция Сталина и его превращение в диктатора Советского Союза были прямым образом связаны с кровавым подавлением Левой оппозиции, во главе которой стоял Лев Троцкий. После того, как троцкистская оппозиция была подавлена, террор сталинского режима был направлен против всех прогрессивных тенденций внутри общества. Сотням тысяч людей в силу ложных обвинений был вынесен тяжёлый приговор, в результате чего они были казнены или отправлены в трудовые лагеря смертников. Так российская реакция с жестокой местью расправилась с революцией.

Сталинизм явился результатом того давления, которое империализм оказывал на первое рабочее государство. Свою социальную опору он нашёл среди тех слоёв, которые отвергли революцию в 1917 году, либо после её завершения добились привилегий, в результате чего стремление масс к равенству и свободе было им до глубины души чуждо. Формирование сталинской диктатуры явилось первым этапом гражданской контрреволюции, которая спустя 70 лет завершилась реставрацией капитализма в годы правления Горбачёва и Ельцина. Однако сталинизм представлял собой нечто большее, нежели просто партийно-государственный режим. Он опирался на конкретную программу - на националистическую концепцию "построения социализма в отдельно взятой стране".

Эта националистическая ориентация находилась в полнейшем противоречии с марксизмом. Марксизм подразумевает под "социализмом" более высокую ступень исторического развития общества, которое должно опираться на более высокую производительность труда, чем это возможно при капитализме. Уже в капиталистическом обществе бурное развитие и прогресс в области промышленного производства и техники возможны лишь на основе международного разделения труда. Поэтому попытка построения социалистического общества в узких национальных рамках является абсурдной и реакционной.

Этой отличавшейся узколобой ограниченностью перспективой определялась также и ориентация советского правительства, когда после окончания Второй Мировой войны влияние сталинистского режима распространилось на несколько стран Восточной Европы, включая и Восточную Германию. ГДР возникла в результате действий со стороны советской оккупационной власти, а не явилась следствием революционного выступления рабочего класса.

Советский режим преследовал в тот период две цели: а)в интересах безопасности Советского Союза необходимым являлось создание буферного государства. б)Необходимо было предотвратить выступление рабочего класса Германии, как это произошло в конце Первой Мировой войны. Восстание рабочего класса могло бы сразу повлиять на развитие событий в самом Советском Союзе и тем самым поставить под угрозу сам сталинский режим.

Даже такие прогрессивные по своему внутреннему характеру меры, как национализация земли и важнейших отраслей промышленности, а также реализация некоторых социальных реформ, явились прямым результатом усиления контроля над рабочим классом и подавления всех форм самостоятельных действий с его стороны. Все политические акции рабочих, направленные на проявление их собственной инициативы, были предотвращены, а в случае активного сопротивления, как, например, в 1953 году, подавлялись при помощи вооружённой силы.

Это постоянное подавление всех проявлений самостоятельного образа мышления и действия, предотвращение всякого свободного обмена мнениями и мыслями являлось основным признаком образа жизни в ГДР. Горькие последствия этого процесса наблюдаются и по сей день. Именно в этом коренится причина нынешнего кризиса и отсутствия необходимой политической ориентации, равно как и широко распространённой восприимчивости к демагогии, раздуваемой правыми радикалами.

Если спросить себя, почему рабочим за прошедшие 10 лет не удалось отбить ни одного нападения на них со стороны предпринимателей, то становится ясно, что это является прямым последствием полнейшей ликвидации всех политических прав граждан в течение всего периода существования ГДР. Целое поколение людей было в буквальном смысле лишено всех форм самостоятельного образа мышления и действия.

Для того, чтобы пробудить свою политическую силу, рабочему движению более всего необходимы свободный обмен мнений и взаимодействие политических идей, открытая полемика по поводу политических программ и теоретических концепций, а также наличие права на объединение в группы и партии с целью получения возможности для проведения дискуссий и дебатов на политические темы и по вопросам культуры. Короче говоря, ему нужна рабочая демократия! Те, кто ставят этот факт под сомнение, не имеют ни малейшего представление о том, что такое социализм.

Подавление политической воли граждан ГДР служило для того, чтобы защищать интересы привилегированных слоёв внутри государственно-партийного аппарата, реагировавшего на любую проблему путём проведения самых радикальных бюрократических мер, каковыми явились, например, сооружение Берлинской стены в 1961 году и запрет права на свободу передвижения.

Зависимость ГДР от мировой экономики с течением времени постоянно увеличивалась. Глобализация производства, вызвавшая в 80-х годах бурный рост производительности труда, привела к непреодолимому отставанию ГДР в рамках международной конкуренции. В качестве примера следует назвать хотя бы один факт: доля мирового экспорта в машиностроении снизилась с 3,9 % в 1973 году до 0,9 % в 1986 году. На безуспешной попытке Хонекера создать свой собственный мегабайт-чип мне не хотелось бы даже останавливаться. Ещё до того момента, как прототип этого чипа был создан, на мировом рынке уже появились более производительные и более дешёвые его эквиваленты.

В конечном итоге крах ГДР был вызван тем, что её националистическая и бюрократическая перспектива была несовместима с интернационализацией производства.

На крушение сталинистского государства и создание на его месте буржуазного государства СЕПГ отреагировала путём реорганизации самой себя в ПДС, сменив при этом позицию правящей партии восточной Германии на позицию государственно-ответственной партии западной Германии. Национализм в форме сталинизма был заменен политическим социал-реформизмом, который, в свою очередь, опирается на усиление национального государства.

В качестве доказательства способности капитализма к социальным реформам ПДС приводит политику Вилли Брандта. Однако попытка реанимации реформистской политики 70-х годов является не только перспективой вечно вчерашних политиков. Такая попытка исключает из поля внимания главнейший вопрос. Объективные изменения в сфере производства, обусловившие развал Советского Союза и ГДР, одновременно подорвали и политику социальных реформ на капиталистической основе.

По мере всё большого обострения социального и политического кризиса всё более отчетливей становится националистическая ориентация ПДС. Парадоксальным образом процесс такого развития проявляет себя наиболее остро в вопросе, который активно обсуждается в среде многих левых, - в позиции ПДС по отношению к недавней войне на Балканах.

К началу страницы

МСВС ждет Ваших комментариев:



© Copyright 1999-2017,
World Socialist Web Site