World Socialist Web Site

НА МСВС

Эти и другие сообщения и аналитические обзоры доступны
на английском языке по адресу www.wsws.org

Новости и комментарии
Социальные вопросы
История
Культура
Наука и техника
Философия
Рабочая борьба
Переписка
Трибуна читателя
Четвертый Интернационал
Архив
Что такое МСВС?
Что такое МКЧИ?

Книги

Другие языки
Английский

Немецкий
Французский
Итальянский
Испанский
Индонезийский
Польский
Чешский
Португальский
Сербохорватский
Тамильский
Турецкий
Сингальский

 

МСВС : МСВС/Р : Новости и комментарии : Европа : Германия

Версия для распечатки

Европа и Германия - "Конец ледникового периода"

Петер Шварц
16 июля 2000 г.

Несколько недель назад вышел из печати новый номер немецкого журнала Gleichheit за май-июнь этого года, в котором воспроизводятся основных публикации с немецкой страницы МСВС. Ниже следует редакционная статья этого номера.

Масштаб и темпы общественных переломных периодов ощущаются свидетелями событий часто лишь как результат исторической ретроспективы. Напряженность и перемены, которые такие периоды с собой приносят, сначала нередко проявляются в форме личных проблем и кризисов. Они толкают отдельных людей внутрь себя, в глубины индивидуальной психологии, в результате чего более широкая общественная связь между людьми исчезает из поля зрения до тех пор, пока не проявит себя вновь в форме мощных потрясений.

Европа и Германия вне сомнения переживают в настоящее время именно такой период существенных общественных перемен. Однако перемены эти проявляются на первых порах главным образом в сфере экономики. Последствия глобализации, проникавшие до сих пор лишь медленным темпом в общественную структуру континентальной Европы, теперь со всей мощью прокладывают себе дорогу. Результаты внедрения Интернета и современных телекоммуникационных технологий, растущее преобладание акций и биржи, связанный с этим переворот в области экономических структур и условий труда, а также стремление государств уклоняться от всякой социальной ответственности оказывают глубокое влияние на жизнь миллионов людей.

"Эра Коля" в Германии, которая многими ощущалась как период агрессивного наступления в интересах экономики, сейчас в ретроспективном плане кажется уютной идиллией. Йозеф Йоффе, журналист из консервативного лагеря, описывает ее в еженедельнике Die Zeit как "ледниковый период", в течение которого блокировались любого рода перемены. Он пишет: "Возможно, что когда-нибудь историки поставят в вину бывшему канцлеру не столько скандал в связи с финансовыми пожертвованиями, сколько замораживание перемен, которое за 16 лет его правления охватило в "системе Германии" все уголки до самого последнего". Теперь же, ликует Йоффе, "лед" наконец-то обнаружил "трещины". "Это выглядит так, как будто толстый покров льда взламывается, и глыбы начинают давить, напирать друг на друга и двигаться в разные стороны".

В соотношении политических сил этот переломный период до сих пор еще не проявился в заметной форме. Смена парламентских сил и дальше идет своим обычным чередом, при котором то одна, то другая партия одерживает верх. Однако это находит все меньше интереса в общественных кругах. Политическая жизнь в Берлине уже давно не имеет ничего общего с теми вопросами и проблемами, которыми озабочено большинство населения.

Вместо того, чтобы решать эти проблемы, традиционные партии начали развивать свою конкуренцию по части того, кто из них в состоянии максимально подчиниться требованиям экономики. Самым большим оскорблением в адрес нынешнего политика, какое только можно себе представить, - независимо от того, принадлежит ли он к СДПГ, к партии "зеленых", к ХДС, к либералам или к ПДС, - является упрек в проведении курса, "враждебного экономике". Другим тяжелым оскорблением для политика является также упрек в "старомодности" его политики, под чем подразумевается защита социальных завоеваний.

Самую быструю деформацию претерпели "зеленые". Они оказались единственной за последние 20 лет партией, которой удалось занять место в Бундестаге без поддержки крупных финансовых спонсоров и мощного аппарата. Требования "зеленых", основу которых составляли охрана окружающей среды, пацифизм, выравнивание социальных условий жизни и справедливая политика по отношению к странам "третьего мира", нашли поддержку среди значительных слоев населения. После их прихода к власти от этих требований ничего не осталось. Вместо отказа от использования атомной энергии ими дана 30-летняя гарантия для продолжения существования атомных электростанций; вместо пацифизма они согласились на первое (после Второй Мировой войны - ред.) участие Бундесвера в военных действиях; вместо выравнивания социальных условий жизни проводится демонтаж здравоохранения, осуществляемый женщиной-министром от партии "зеленых"; вместо поддержки странам "третьего мира" осуществляется массивное сокращение помощи на развитие и т.д. И список этот еще далеко не полон.

Пересмотр традиционных ценностей со стороны СДПГ тоже приобретает все более извращенный характер. После того, как сокрушительно негативные результаты прошлогодних выборов явно показали, что электорат СДПГ вовсе не намерен отказываться от требований социальной справедливости, это понятие теперь совершенно по-новому интерпретируется в духе Оруэлла. Если поверить на слово члену Секретариата СДПГ Вольфгангу Клементу, то для осуществления социальной справедливости необходимым является прежде всего одно условие: больше общественного неравенства. В рамках программной дискуссии премьер-министр земли Северная Рейн-Вестфалия недавно громогласно выступил против "плакатного отождествления справедливости и равенства". "Старая вера в то, что социально справедливым является все, что уменьшает неравенство в распределении доходов и состояний", дальше не поможет, уверяет он.

В этой же связи находится и кризис ХДС. Финансовый скандал только потому смог до основание потрясти эту партию, что сам ее фундамент был уже давно подорван. Направленная на достижение консенсуса политика Коля, пытавшаяся удовлетворить запросы клиентов из самых разнообразных групп среднего сословия, уже не отвечала больше требованиям глобальных рынков. И теперь в ХДС противостоят друг другу силы, которые с помощью националистических и правопопулистских лозунгов стремятся привлечь на свою сторону разочарованный электорат СДПГ, а также те группировки, которые хотят побить Шредера на основе его же собственной программы, апеллируя к "новому среднему классу" и полностью приспосабливаясь к требованиям экономики. Избранием г-жи Меркель на пост председателя ХДС этот конфликт не был разрешен, а только затушеван. Он должен неизбежно разразиться с новой силой.

Несмотря на отчужденность политических партий от масс населения, напряженность в фундаменте общества носит пока скрытый характер. Массы еще не в состоянии выразить свои интересы и настроения в политическом плане. На поверхности пока все спокойно, но это спокойствие обманчиво. Общество в состоянии вынести лишь определенную меру социального неравенства. Последствия массовой безработицы, роста бедности и нищеты, с одной стороны, и концентрации несметного богатства, с другой, приводят к углублению конфликта, требующему политического разрешения. И чем дольше эти процессы будут задерживается, тем более взрывной характер они примут в будущем.

Демагоги правого толка уже давно стремятся направить страхи, возникающие в процессе глобализации, в тупик ксенофобии и шовинизма. В Австрии Хайдер с помощью такого рецепта обеспечил себе успех.

Профсоюзы тоже рекомендуют в качестве ответа на глобализацию возврат к усилению политической роли национального государства. При этом в Европе они пока еще дистацируются от правых; однако в США уже можно наблюдать проведение их совместных акций. 12-го апреля представитель наиболее правого крыла в американской политике, Пэтрик Бьюкенен, выступил в Вашингтоне на демонстрации профсоюза Teamster с речью, направленной против МВФ. Требование Бьюкенена, которое поддерживается и профсоюзной бюрократией, гласит так: Нет торговому договору с Китаем!

Совершенно независимо от того, кем выдвигается требование, направленное на создание новых торговых барьеров и усиление роли национального государства, а также каким образом это требование обосновывается, оно обладает своей собственной логикой и является крайне реакционным. Глобализация опирается на наиболее прогрессивное развитие и рост производительных сил. Это создает предпосылки для ликвидации бедности и нищеты, удовлетворения всех основных потребностей общества и повышения культурного уровня человечества.

Если в 19-м веке национальное государство создало рамки для развития производительных сил, то в 20-м веке производительные силы переросли рамки национального государства. Современная технология требует международного разделения труда; она несовместима с созданием национальных барьеров. Любая принудительная попытка вернуть развитие мировой экономики в корсет национального государства должна неизбежно завершиться катастрофой. 70 лет тому назад результатом таких усилий стал фашизм. "Попытки спасти экономику, вливая в нее смертельный яд национализма, приводят к тому отравлению крови, которое носит наименование фашизма", - отметил в свое время Троцкий.

С другой стороны, глобализация имеет катастрофические социальные последствия, когда она используется исключительно для достижения максимальных прибылей и осуществляется под диктатом международных финансовых рынков и мощных транснациональных концернов. Уровни зарплат и социальных пособий падают по бесконечной спирали вниз. Целые континенты подвергаются разрушению и разграблению, а постоянная борьба за мировой рынок приводит к международной напряженности и войнам.

Выход из этого тупика требует наличия новой политической перспективы. Современные производительные силы необходимо освободить из мертвой хватки капитала и поставить на службу всего человечества. Как мы уже отметили в одном из предыдущих номеров журнала Gleichheit,основной вопрос заключается в следующем: "Кто контролирует глобальную экономику и чьи интересы определяют использование ее огромных технических и культурных возможностей?" Результат будущих политических битв будет в значительной степени зависеть от того, насколько сильным влиянием будет обладать такая перспектива.

Предпосылкой для ее осуществления является объединение и независимая политическая организация международного рабочего класса. Глобальная интеграция экономики обусловила рост его рядов. В экономически отсталых странах, где ранее почти не было индустриализации, в настоящее время заняты трудом на фабриках и в бюро миллионы людей. В высокоразвитых же странах форма труда изменилась, но одновременно там увеличилось и число тех, кто вынужден влачить свое существование в тяжелейших условиях.

Четвертый Интернационал уже давно пришел к выводу о том, что важный элемент нового политического вооружения рабочего класса состоит в том, чтобы извлечь уроки из опыта 20-го столетия. Без понимания роли сталинизма и социал-демократии рабочее движение не в состоянии вновь обратиться к социалистической перспективе. Общим признаком обеих бюрократий явилось то, что они отказались от первоначальной перспективы марксистского движения, заменив ее национальной ориентацией.

В этом номере журнала Gleichheit, который содержит главные статьи, опубликованные за прошедшие два месяца на немецкой странице МСВС, мы подходим к этой задаче под новым углом зрения. Алекс Стайнер в подробной статье, посвященной Мартину Хайдеггеру, ставит вопрос о существенной связи между философией и членством Хайдеггера в гитлеровской НСДАП.

Этот вопрос интересен не только с исторической точки зрения. Многие считают Хайдеггера величайшим философом 20-го века, оказавшим решающее влияние на теоретиков эпохи постмодернизма. Статья знакомит с идеологическими тенденциями 20-го века и тем самым углубляет понимание его политических проблем.

Смотри также:
Германия: Повторная массивная потеря голосов "красно-зеленой" коалицией Парламентские выборы в Северной Рейн-Вестфалии и их последствия
(30 июня 2000 г.)

К началу страницы

МСВС ждет Ваших комментариев:



© Copyright 1999-2017,
World Socialist Web Site