World Socialist Web Site

НА МСВС

Эти и другие сообщения и аналитические обзоры доступны
на английском языке по адресу www.wsws.org

Новости и комментарии
Социальные вопросы
История
Культура
Наука и техника
Философия
Рабочая борьба
Переписка
Трибуна читателя
Четвертый Интернационал
Архив
Что такое МСВС?
Что такое МКЧИ?

Книги

Другие языки
Английский

Немецкий
Французский
Итальянский
Испанский
Индонезийский
Польский
Чешский
Португальский
Сербохорватский
Тамильский
Турецкий
Сингальский

 

МСВС : МСВС/Р : Новости и комментарии : Азия : Индонезия и Восточный Тимор

США угрожают открыть дорогу военной интервенции в Восточном Тиморе

Ник Бимс
28 сентября 1999 г.

Грозные предостережения президента США Билла Клинтона, что индонезийская экономика может "потерпеть крах", явились решающим фактором того, почему правительство Хабиби выступило с "приглашением" направить в Восточный Тимор "миротворческие силы" ООН.

Предостережение Клинтона последовало после того, как австралийский премьер-министр Джон Ховард несколько дней упорно добивался поддержки США в деле проведения военной интервенции под руководством Австралии.

В речи, произнесенной в прошлый четверг, Клинтон предупредил, что Индонезия окажется перед лицом "ужасных" экономических последствий, если она не "пригласит международное сообщество помочь в обеспечении безопасности". "Было бы жаль, если бы индонезийская экономика потерпела из-за этого крах. Однако так или иначе, экономические последствия, к которым идет дело, будут крайне ужасными".

Угрозы отказать в кредите по программе Международного валютного фонда в размере 50 млрд. долларов сменились в выходные дни сильным давлением военных чинов США. Официальные представители США сказали, что военные командующие, в том числе председатель Объединенного комитета начальников штабов Генри Шелтон, связались по телефону с главой индонезийских вооруженных сил генералом Виранто, чтобы потребовать от этого индонезийского генерала дать разрешение на применение силы. Ранее австралийский министр обороны Джон Мур (Moore) попытался переговорить с Виранто, но на его звонки не было получено ответа.

Знаменательно то, что высшие военные чины США не заботятся об установлении контакта с Хабиби, признавая, что он действует не более как подставной президент в то время, как действительная власть находится в руках вооруженных сил.

После того, как представители правительства Хабиби заявили, что Индонезия может возражать против участия "определенных стран" и что она предпочитает азиатские вооруженные силы, Клинтон заявил, что Индонезия не может иметь вето при определении состава воинского контингента, который будет возглавлять Австралия.

Сейчас в штаб-квартире ООН в Нью-Йорке ведутся переговоры по определению правил участия в операции сил ООН, при этом министр иностранных дел Александр Даунер (Downer) настаивает, чтобы они были "ясными". Австралийский министр обороны Джон Мур предупредил, что могут быть потери.

Предполагаемая австралийская военная операция - самая большая со времен Вьетнамской войны - была предметом бешеного лоббирования со стороны Ховарда накануне и в ходе встречи на высшем уровне в рамках Азиатско-Тихоокеанского экономического сотрудничества (АТЭС), проходившей в Окленде.

Требования поддержки США со стороны Ховарда встретили определенное сопротивление в Вашингтоне среди части представителей Пентагона и государственного департамента, которые дали ясно понять, что массовые убийства в Восточном Тиморе не вредят национальным интересам США, и что интервенция могла бы дестабилизировать индонезийский режим.

Столкнувшись с этим сопротивлением, австралийское правительство нанесло ответный удар, предупредив администрацию Клинтона, что в союзе Австралии и США может возникнуть напряженность, если Вашингтон не обеспечит своей поддержки требованиям Ховарда. Поддержка США была жизненно необходимой не только для обеспечения "приглашения" от Джакарты, но и для гарантии участия других государств.

К настоящему моменту 12 стран заявили о том, что они примут участие в операции, в том числе Малайзия, Таиланд, Филиппины и Сингапур. Среди других стран-участниц: США, Новая Зеландия, Канада, Франция, Британия, Бразилия и Швеция. Австралийский военный контингент составит 4,500 военных из общего их числа в размере по крайней мере 7,000 человек.

В течение нескольких часов после заявления правительства Хабиби ряд ведущих держав начал переговоры по вопросу об организации этих сил. Португальское правительство заявило, что оно готово принять участие в интервенции и направить "в течение одного дня" контингент военных численностью более чем в 1,000 человек.

Однако представитель другой бывшей колониальной державы в этом регионе, Нидерландов, немедленно выступил против этого предложения. Голландский член Европейской Комиссии по внешним отношениям Ганс ван ден Брук (Broek) сказал, что европейские войска должны отсутствовать. Озабоченный сохранением голландских связей с индонезийским правительством, он сказал, что "если вам известна гордость индонезийского народа и колониальное прошлое этой страны, то это убедительная причина, почему международные силы должны быть составлены из войск стран этого региона, а не из войск бывших колониальных держав".

Провзгляшаемая цель интервенции - положить конец гуманитарной катастрофе, развязанной индонезийскими вооруженными силами и вооруженными сторонниками единства Индонезии со времени объявления 4 сентября о том, что 78,5 процента жителей Восточного Тимора отдали свои голоса в пользу независимости от Индонезии на референдуме 30 августа, организованном ООН.

Сообщения из Восточного Тимора свидетельствуют, что, возможно, тысячи людей убиты за прошедшую неделю. Сотни тысяч покинули свои дома и вынуждены искать убежища в Западном Тиморе или в горах, без пищи или крова. Столица Восточного Тимора Дили, в которой жило 100,000 человек, почти опустела, а дома в ней разграблены и сожжены.

Однако история опровергает заявления австралийского и других правительств, что они потрясены масштабом кровавой бойни. В течение последних месяцев представители вооруженных противников независимости постоянно предупреждали, что "море огня" может залить Восточный Тимор, если будет отвергнуто индонезийское предложение об автономии.

В январе прошлого года, отвечая на вопрос о возможной "гражданской войне" в Восточном Тиморе, Даунер (австралийский министр иностранных дел) заявил: "Если вы думаете, что разрешение вопроса о Восточном Тиморе должно быть принято на референдуме завтра, то все, что я могу сказать... это может привести больше к кровопролитию, чем к решению".

Во время подготовки к голосованию австралийское правительство постоянно защищало индонезийскую военщину, заявляя, что она не поддерживает действия бандитов из так называемой милиции.

Отвечая 7 марта на вопрос в телепрограмме Sunday насчет того, вооружают ли индонезийские военные милицию, Даунер сказал: "Если это вообще происходит, то это определенно не является официальной политикой индонезийского правительства. Это определенно не является чем-то, на что генерал Виранто смотрит сквозь пальцы".

Однако тремя днями раньше, собственная Оборонная разведывательная организация австралийского правительства провела брифинг, на котором заявила, что индонезийские вооруженные силы вооружают и организуют эту милицию.

После подписания 5 мая соглашения между ООН, Португалией (бывшей колониальной державой в Восточном Тиморе) и индонезийским правительством о проведении референдума ООН, действия милиции активизировались.

8 июля статья в австралийской Financial Review указывала на сообщения разведки, адресованные австралийскому и американскому правительствам, которые показывали, что руководители индонезийских вооруженных сил, а также члены индонезийского правительства были замешаны в террористической кампании, проводимой в Восточном Тиморе.

Индонезийские военные публично огласили свои цели. Командующий TNI (индонезийские вооруженные силы) в Дили, полковник Тоно Суратман сказал в программе Sunday: "Мне бы хотелось сообщить следующее: если сторонники независимости победят... все будет разрушено. И Восточный Тимор не будет таким, каким мы его видим сегодня. Будет хуже, чем 23 года назад".

Эта угроза сегодня приведена в действие.

История ясно показывает, что ведущие империалистические державы, в особенности Австралия, будучи далеки от вмешательства с целью прекратить гуманитарную катастрофу, проводили политику, которая создала условия как раз для такой катастрофы. Другими словами, если бы они сознательно намеревались создать условия для обеспечения "оправдания" военного вмешательства, они не могли бы действовать иным образом.

Кампания правительства Ховарда в защиту военной интервенции была поддержана беспрецедентной политической коалицией, включающей представителей всех основных партий, церквей, правозащитных организаций. Особенно были заметны участники антивоенных протестов времен Вьетнамской войны, которые дали ясно понять, что, несмотря на свои прошлые требования "войска долой", сегодня их требованием является "ввести войска".

Лживый характер этой кампании проявляется при ответе на вопрос: когда же австралийское правительство было озабочено судьбой народа Восточного Тимора? Оно поддержало вторжение 1975 года, закрыло глаза на гибель около 200 тысяч человек в семидесятых и начале восьмидесятых годов и углубляло свое сотрудничество с индонезийской военщиной и печально известными подразделениями Kopassus в девяностые годы.

Те, кто утверждает, что этот политический леопард изменил свои пятна, к чему его привела последняя трагедия, либо обманывают себя, либо сознательно пытаются одурачить других.

Изменение политики австралийского правительства - от поддержки включения Восточного Тимора в Индонезию до военной интервенции с целью установить протекторат ООН - является не поворотом к защите прав человека, а продолжением другими средствами преследования своих долгосрочных целей. В частности, оно нацелено на обеспечение доступа к прибыльным нефтяным и газовым ресурсам в Тиморском разломе. Более того, интервенция в Восточный Тимор свидетельствует о росте австралийского милитаризма во всем регионе.

Всего через 24 часа после того, как было получено "приглашение" от Индонезии, Ховард предупредил, что Австралия может оказаться вынужденной в будущие годы больше тратить на свои вооруженные силы. Индонезийский кризис, заявил он, указал на "нестабильность региона, в котором мы живем".

Установление фактического протектората ООН в Восточном Тиморе не повлечет за собой независимости и свободы для восточно-тиморского народа в сколько-нибудь большей степени, чем это уже получили народы Боснии или Косово. Напротив, это означает возрождение колониализма, сопровождаемого уже прозвучавшими предсказаниями, согласно которым войска могут оставаться на этой территории в продолжение не менее десяти лет.

К началу страницы

МСВС ждет Ваших комментариев:



© Copyright 1999-2017,
World Socialist Web Site