World Socialist Web Site

НА МСВС

Эти и другие сообщения и аналитические обзоры доступны
на английском языке по адресу www.wsws.org

Новости и комментарии
Социальные вопросы
История
Культура
Наука и техника
Философия
Рабочая борьба
Переписка
Трибуна читателя
Четвертый Интернационал
Архив
Что такое МСВС?
Что такое МКЧИ?

Книги

Другие языки
Английский

Немецкий
Французский
Итальянский
Испанский
Индонезийский
Польский
Чешский
Португальский
Сербохорватский
Тамильский
Турецкий
Сингальский

 

МСВС : МСВС/Р : Новости и комментарии : Мировая экономика

Конфликт между МВФ и Всемирным банком по вопросу оценки азиатского кризиса

Ник Бимс
22 ноября 1999 г.

Настоящая статья была опубликована на английской странице МСВС 23 октября 1999 г.

Раскол между ведущими фигурами Всемирного банка и Международного Валютного Фонда по вопросу о том, каким образом глобальные финансовые институты должны реагировать на азиатский финансовый кризис, ясно выразился во время восточно-азиатского экономического саммита, организованного Всемирным Экономическим Форумом и проходившего в Сингапуре на этой неделе.

В день открытия в своем обращении к конференции заместитель генерального управляющего МВФ Стенли Фишер (Fischer), хотя и предупредил, что все еще существуют "очень серьезные риски", высказался тем не менее в том духе, что мировая экономика кажется "идущей на поправку" и что азиатские экономики восстанавливаются.

"Нам в МВФ, - сказал он, - приятно оказаться способными сделать вклад в поворот событий, который произошел намного быстрее, чем большинство ожидало, и мы особенно рады тому, что в большей части этого региона значительно продвинулись фундаментальные процессы структурной реформы, содержащейся в поддержанных МВФ программах".

Однако главный вице-президент Всемирного банка Джозеф Штиглиц (Stiglitz) взял другой тон в своих замечаниях, высказанных на следующий день. Отвергая политику МВФ, основанную на высоких процентных ставках и жесткой экономической политике, он предупредил, что существует опасность выведения "неверных уроков" из развивающегося азиатского экономического оживления.

"Говорят: "Посмотрите на оживление, которое произошло, это означает, что политика, которая проводилась, была правильной политикой". Ничто не может быть дальше от правды", - сказал он делегатам конференции.

Только из-за того, что определенные показатели дают основание предполагать, что происходит оживление, нельзя делать вывод о том, что реальная экономика оправилась. Пораженные кризисом страны еще должны вернуться к уровню внутреннего валового продукта, которого они достигли в 1997 году. Прямо критикуя меры МВФ, он сказал, что этот регион в течение кризиса получал советы, которые не сослужили ему добрую службу.

"Многие в этом регионе знают, что эта стратегия осуществляет ограниченную, исключительно жесткую макрополитику, но их голоса не были услышаны", - сказал он.

"Я надеюсь, что оживление... принесет возрождение уверенности в себе, которая уже позволила этому региону пережить три десятилетия беспрецедентного роста, стабильности и снижения бедности, основанных не на утверждениях Вашингтонского консенсуса, а на более глубоком понимании своих собственных хозяйств и обществ".

Предписаниям МВФ Штиглиц резко противопоставил многократно подвергнутую критике политику малазийского правительства, которое отвергло предписанный МВФ режим высоких процентных ставок и ввело контроль над капиталом и валютой.

Малайзия, сказал он, "сознательно старалась держать низкие процентные ставки" и ввела определенные виды контроля над капиталами, и тем не менее ее восстановление было одним из самых быстрых в этом регионе". Этот контроль, который был направлен против спекулянтов, "не имел неблагоприятного эффекта, который предсказывали люди, желавшие Малайзии зла" и не был "безрассудным экспериментом".

В телевизионном интервью он сказал, что контроль над капиталами, подвергнутый резкой критике со стороны МВФ, привел к стабилизации спекулятивных денежных потоков, как и предполагал премьер-министр Махатхир (Mahathir).

Обратив свое внимание на Таиланд, который тщательно выполнял требования МВФ, Штиглиц предупредил, что он сталкивается с трудностями в реализации программы реструктуризации, потому что пытается реформировать одновременно и корпоративную и финансовую системы.

"Если у вас есть большое число фирм, которые находятся в очень плохой форме, очень трудно реструктурировать финансовую систему, потому что в то время, как эти фирмы идут к банкротству, банки впадают в (дальнейшие) затруднения", - сказал он.

В своей речи Фишер указал на то, что он назвал "неофициальным девизом" МВФ последних месяцев, а именно, что "следует избегать благодушия" и что необходимо толкать вперед "ключевые реформы" и не позволять "бизнесу действовать как обычно".

Штиглиц поставил под вопрос также и это. Специально подчеркнув, что "реструктуризация" финансового сектора необходима для оживления экономики, он заметил, что и пять лет спустя после мексиканского кризиса финансовый сектор остается "в беспорядке", и хотя экспорт увеличился, неторговые сектора экономики очень слабы.

Конфликт между Фишером и Штиглицем по вопросу о политических предписаниях, в конечном счете, вырастает из столкновений между различными частями глобального капитала.

Акцент, делаемый МВФ на необходимости дерегуляции финансовых рынков и режиме высоких процентных ставок для обеспечения "уверенности инвесторов" - так называемый Вашингтонский консенсус - является выражением интересов господствующих слоев финансового капитала, как американского, так и европейского.

Однако существует опасение, что быстрое и все в большей степени спекулятивное перемещение финансового капитала подрывает глобальный экономический рост и стабильность.

Разница в оценке положения Восточной Азии отражает эти более широкие вопросы. В период с 1990 по 1997 годы восточно-азиатский регион обеспечивал наибольший вклад в мировой экономический рост. В этот период регион получил около двух третей новых глобальных инвестиций и дал около половины роста мирового ВВП.

Со времени восточно-азиатского кризиса рост мировой экономики стал зависеть от расширения экономики США, которое, в свою очередь, все в большей степени опирается на подъем стоимости акций на Уолл-Стрит и приток капитала в США для финансирования мыльного пузыря фондового рынка и покрытия увеличения дефицита платежного баланса США.

Хотя восточно-азиатский финансовый кризис имел своим результатом спад производства в этом регионе в масштабе, невиданном с 1930-х годов, он имел благоприятный эффект для США, поскольку финансовый капитал потек на американские рынки в поисках "спасительной гавани".

Однако этот процесс истощается неразрешимым противоречием. С одной стороны, хотя рынки США извлекают выгоду из финансового разлада, поразившего остальной мир, именно сам этот разлад грозит вызвать экономическое снижение, ведущее к мировому спаду и депрессии. С другой стороны, восстановление экономического роста в остальном мире могло бы вызвать отток капитала из США, результатом чего стал бы спад в американской экономике.

Смотри также:

Торговый дефицит питает опасения о кризисе доллара
[28 сентября 1999 г.]

К началу страницы

МСВС ждет Ваших комментариев:



© Copyright 1999-2017,
World Socialist Web Site