World Socialist Web Site

НА МСВС

Эти и другие сообщения и аналитические обзоры доступны
на английском языке по адресу www.wsws.org

Новости и комментарии
Социальные вопросы
История
Культура
Наука и техника
Философия
Рабочая борьба
Переписка
Трибуна читателя
Четвертый Интернационал
Архив
Что такое МСВС?
Что такое МКЧИ?

Книги

Другие языки
Английский

Немецкий
Французский
Итальянский
Испанский
Индонезийский
Польский
Чешский
Португальский
Сербохорватский
Тамильский
Турецкий
Сингальский

 

МСВС : МСВС/Р : Новости и комментарии : Азия : Китай

Пятидесятая годовщина Китайской Народной Республики: Праздник национализма и рынка

Джеймс Коначи
18 ноября 1999 г.

Настоящая статья была опубликована на английской странице МСВС 13 октября 1999 г.

Парад, состоявшийся в Пекине 1 октября и ознаменовавший 50-летие учреждения Китайской Народной Республики, представлял собой гротескный праздник китайского национализма, военной мощи и экономических реформ в направлении "свободного рынка". Он был мероприятием от начала до конца срежиссированным государством и направленным на то, чтобы изобразить Китай в качестве страны, которая объединена существующим политическим режимом во главе с преданным народу президентом и которая марширует по направлению к богатству и процветанию.

Толпа приблизительно из 500.000 человек наблюдала за выстроенными в боевые порядки 12.000 солдат, матросов и летчиков, которые маршировали через пространство площади Тяньанмень в центре Пекина. Реактивные самолеты, ревущие над головой, колонны танков, бронированные автомобили и межконтинентальные баллистических ракеты были предназначены для того, чтобы продемонстрировать военную мощь Китая. Были вывешены огромные портреты трех китайских официально признанных после 1949 г. лидеров - Мао Дзэдуна, Дэн Сяопина и нынешнего президента Дзянь Дзэминя. Процессия тематически подробно представляла стадии недавней истории Китая и его честолюбивые замыслы на будущее. Величественный финал представлял собой показ фейерверков, запущенных из 10 точек в городе.

Много времени и усилий были затрачены на подготовку парада. Однако за кулисами этого театрального фасада стоит политический порядок, подорванный противоречиями и кризисом.

Поддержка правительства, выраженная толпой, объяснялась в значительной степени тем фактом, что каждая отдельная личность индивидуально была приглашена на это мероприятие и выбрана по признаку ее преданности режиму. Предотвращая, по возможности, любой протест со стороны оппозиции, полиция заблокировала все мыслимые входы, ведущие на площадь Тяньанмень. Самому празднику предшествовали аресты массы подозреваемых оппонентов и удаление из Пекина тысяч рабочих-эмигрантов, безработных и бездомных людей. Всем непекинским жителям 1 октября было запрещено посещать город, не говоря уже об участии в празднике как таковом.

Показ дорогостоящей военной техники несомненно проводился для того, чтобы пробудить патриотический пыл и символизировать готовность пекинских сталинистов защитить границы Китая. Однако главное назначение армии в течение последних 50 лет состояло в том, чтобы служить первоосновой поддержки режима. На площади Тяньанмень в июне 1989 года войска и танки использовались для подавления крупного антиправительственного протеста студенчества и части рабочего класса.

Тематика парада была направлена на то, чтобы показать ту пропасть, которая отделяет мир сталинистский бюрократии и богатой деловой элиты от обыкновенных китайских рабочих и крестьян. На одном из передвижных подмостков прославлялось повторное учреждение в Китае в 1979 году рынка акций в специальной экономической зоне Шэнцзен возле Гонконга. Недавнее изучение этого вопроса показало, что менее 4 миллионов из 1,2 миллиарда китайцев принимают участие в торговле акциями и что две трети всех банковских депозитов в стране принадлежит лишь 10-ти процентам населения.

На другом подмостке рекламировалось развитие в Китае оперы мирового класса - билет в которую может стоить более чем трехмесячный средний доход рабочего. Еще на одном - 40 моделей показывали последние модели одежды из дизайнерских бутиков Пекина, Шанхая и Гуанчжоу.

Парад выставил на показ потребительство, самоудовлетворенность и новоприобретенные богатства привилегированного меньшинства китайского общества. Общественный класс частных предпринимателей, исчисляющийся сегодня миллионами человек, которые обладают средним доходом свыше 11.000 долларов США и расширяющимися аппетитами в отношении удовольствий и денег, возник, в частности, из традиционной элиты партии и государства, должностных лиц и военной касты офицеров.

Спектакль, включавший в себя подростков, катавшихся на роликовых досках, пары молодоженов, наряженных в западном стиле, и людей, одетых бизнесменами или рыночными спекулянтами, машущих серебряными звездами над своими головами, предполагал показать тех, кто стоит во главе Китая. В резкой противоположности с этим представлением огромное большинство китайцев борется за выживание, имея годовой доход в сумме менее чем 400 долларов США. Более 40 миллионов китайских крестьян не способны обеспечить сами себя достаточным питанием.

Еще более странным было внимание, уделенное президенту Дзян Дзэминю: был вывешен его 30-футовый фотографический портрет, высокая похвала его руководству звучала в каждой праздничной речи, не считая его собственной. Всем поведением и льстивыми речами рассчитывалось призвать память Мао Дзэдуна и культа личности, окружавшего его в 1950-х и 1960-х годах.

Мао Дзэдун мог по крайней мере заявить, что возглавил крестьянские армии для того, чтобы вымести вон распадавшийся китайский националистический режим Чан Кайши, и в октябре 1949 года открыл новую главу в китайской истории. Дзян Дзэминь, со своей стороны, представляет собой историческое ничтожество, карьеристского бюрократа и технократа, чья главная заслуга в достижении высокого поста состоит в том, что он, в отличие от многих других лиц, извлек пользу из всех макиавелистских интриг и перемен китайской политики всех предыдущих десятилетий. Он пережил политически бурные дни "культурной революции" относительно благополучно, успешно маневрировал, достигнув положения мэра Шанхая в 1980-е годы, а затем попал в высочайшие круги правительства.

Такой была и его репутация среди рабочих. Показателем этого является тот факт, что в 1989 они добавили его к своему списку правительственных чиновников, которые должны быть проверены по подозрению в коррупции, несмотря на его относительно низкий в то время общественный статус. Его назначение лидером партии в 1994 после смерти Дэн Сяопина отразило господство "шанхайской группы", фракции в пределах высших эшелонов правящей партии, выступающей за ускорение хода рыночных реформ.

В продолжение последних пяти лет Дзян базировался на ошибочной вере, что рост мировой экономики и крупных иностранных инвестиций в Китай будет продолжаться неопределенно долго, и что ключевые государственные компании могут быть преобразованы в конкурентоспособные на мировом рынке частные корпорации. Взрыв азиатского финансового кризиса, начавшегося в середине 1997 года, привел к замедлению развития китайской экономики, возникновению проблем в банковской системе, росту уровня безработицы и бедности, которые усилились вследствие масштабных закрытий неприбыльных государственных предприятий.

Спустя пятьдесят лет после завоевания власти сталинистский режим проводит ликвидацию ограниченных социальных реформ прошлых лет. Закрытие государственных отраслей промышленности означает не только ликвидацию рабочих мест, но и потерю социальных гарантий на жилье, здравоохранение, пенсии и образование. Десятки миллионов стали безработными в городских центрах и были вынуждены пойти работать в иностранные или частные компании, лишившись всех социальных преимуществ при жутких производственных условиях и уровне заработной платы часто ниже, чем 20 долларов США в месяц. В сельской местности уровень жизни стагнирует уже в течение приблизительно двадцати лет, а уровень безработицы, по различным оценкам, колеблется между 20 и 30 процентами населения.

Происходит возрождение социальных бедствий, существовавших в китайском обществе до 1949 года. Очень распространен детский труд. В Китае официально имеется сейчас 600.000 продавцов героина. В больших городах растет проституция. Страна имеет высочайший уровень женских самоубийств в мире, уносящих каждый день 500 женщин. В каждом городе имеется значительное количество бездомных и нищих.

Степень отчуждения масс от сталинистского режима и отсутствие любого пути для выражения политической оппозиции достигли такой степени, что это приводит к возрождению в Китае религии, частично поощряемой и подстрекаемой Пекином в качестве безвредного выхода для социального недовольства. Когда религиозная секта Файлунгонг показала некоторую независимость и стала представлять угрозу в качестве канала для выражения протеста, Пекин применил по отношению к ней всю силу государственного аппарата подавления.

Режим в Китае не имеет ничего общего с социализмом. Если праздник пятидесятилетней годовщины и обнаружил что-либо, то это крайне узкую социальную базу китайской бюрократии и ее ослабшую политическую власть. Дзян и его друзья не более вдохновляются идеалами социального равенства и справедливости, чем биржевые маклеры, корпоративные юристы и бизнесмены в Нью-Йорке, Лондоне и Берлине, которым они подражают.

К началу страницы

МСВС ждет Ваших комментариев:



© Copyright 1999-2017,
World Socialist Web Site