World Socialist Web Site

НА МСВС

Эти и другие сообщения и аналитические обзоры доступны
на английском языке по адресу www.wsws.org

Новости и комментарии
Социальные вопросы
История
Культура
Наука и техника
Философия
Рабочая борьба
Переписка
Трибуна читателя
Четвертый Интернационал
Архив
Что такое МСВС?
Что такое МКЧИ?

Книги

Другие языки
Английский

Немецкий
Французский
Итальянский
Испанский
Индонезийский
Польский
Чешский
Португальский
Сербохорватский
Тамильский
Турецкий
Сингальский

 

МСВС : МСВС/Р : Переписка

Демократия и централизм

5 марта 1999 г.

В письме от 28.02.99 г. ВБ цитирует место из статьи "Централизм, план, демократия и социализм: Ответ на вопрос читателя":

"Согласно представлениям Сен-Симона, которые были полностью ассимилированы марксизмом, задача коренного преобразования буржуазного общества связана с централизацией управления вещами и децентрализацией управления людьми. Более того, невозможно добиться действительной централизации экономического управления без вовлечения в этот процесс самых широких слоев самих трудящихся-производителей. В противном случае мы будем иметь тот вариант планирования и централизации, который существовал в Советском Союзе и который представлял собой не что иное, как бюрократическое насилие над хозяйством", - и пишет:

Боюсь, что Сен-Симон помочь нам здесь не может. Кстати, я никогда не слышал о такой постановке вопроса у Маркса и Энгельса. Но, оставив в покое наших великих предшественников, которые, впрочем, тоже могли ошибаться, подумаем немножко сами. Действительно, возможно ли централизованное управление вещами без управления людьми, соответственно также централизованным. Конечно, нет. Ведь те же самые причины, которые обуславливают необходимость централизованного планирования, требуют и централизации управления людьми, реализующими его, т.е. подавление демократии производителей. Свободную ассоциацию производителей, а не их централизацию видел Маркс в коммунистическом обществе. (Конечно, в той степени, в которой необходимый труд будет оставаться необходимостью централизация этой сферы общественного производства будет также необходима. Но мы бы не боролись за коммунизм, если бы не верили, что сфера свободы при коммунизме будет несравнимо больше, чем сфера необходимости).

Итак, необходимость централизации экономики в условиях существующего уровня развития производительных сил есть и необходимость подавления демократии производителей. Эта необходимость была еще более остра в 20-х и 30-х годах. Ни Троцкий, ни Маркс, ни сто Марксов не могли бы ничего изменить в этом.

* * *

Уважаемый тов. ВБ,

По существу, Вы защищаете ту точку зрения, которая была предметом критического рассмотрения в статье и которая неявным образом была выражена в вопросе КР, от которого статья отталкивалась в своих рассуждениях.

Вы цитируете самое начало размышлений по поводу соотношения между централизмом и демократией и совершенно не касаетесь тех аргументов, которые были высказаны в статье по этому поводу в дальнейшем. Я хотел в связи с этим затронуть еще некоторые стороны этой проблемы.

Действительно, невозможно себе представить управление "вещами", то есть хозяйством, без управления людьми. Но что это конкретно должно означать? Безусловно, необходимым образом должны существовать некие централизованные органы принятия решений и выбранные должностные лица, которые эти решения реализуют или контролируют. Чем более развита экономическая система, тем более трудно учесть все ее нюансы из единого центра. Это означает, другими словами, то, что ни один бюрократический аппарат не в состоянии справиться с этой задачей. Это может сделать только система управления, основанная на самом широком участии самих производителей в процессе выработки, принятия и реализации решений. Причем подделать эту систему невозможно. Она либо существует, либо это фальсификация, которая не является жизнеспособной. В этом случае должностные лица находятся в совершенно определенной взаимосвязи с теми органами управления и массами, которые их выбирают, контролируют, а также могут снять с должности в любой момент.

Эта система, следует подчеркнуть еще раз, не может упасть с неба, она может только выработаться в процессе сознательной исторической деятельности и живого творчества масс самих трудящихся. Мы не имеем пока исторических примеров такого рода, за исключением самых ранних зачатков в первые годы Советской власти в России.

Говорить о том, что централизация управления означает одновременно подавление демократии, имеет смысл, прежде всего, применительно к структуре капиталистической корпорации. Здесь право частной собственности, гарантированное законом и охраняемое силой государственной власти, позволяет капиталисту (будь то один человек или группа лиц) принимать решения совершенно независимо от того, что по этому поводу думают наемные работники. С другой стороны, необходимость ведения конкурентной борьбы на рынке и сохранения коммерческой тайны также жестко вынуждает подавлять саму мысль о демократии работников в рамках подобной компании.

Главным мотивом, лежащим в основе деятельности частной фирмы, является извлечение максимальной прибыли, то есть эгоистический интерес частного собственника. В то же самое время общество по своему историческому происхождению и сущности обладает потребностями, которые имеют, если так можно выразиться, альтруистический характер, то есть их удовлетворение не может приносить кому бы то ни было непосредственной материальной выгоды. В этом заключается, кстати, одно из главных противоречий капиталистического общества и одна из причин, почему невозможно себе представить существование "ультраимпериализма" или господства одной или двух монополий, - по крайней мере, в сколько-нибудь долговременном и устойчивом виде.

В своей статье я пытался показать, что в Советском Союзе не существовало централизованного управления экономикой. Бюрократия принимала свои планы хозяйствования не на основе знания о реальном положении дел в экономике и развития ее тенденций, сколько на основе соглашения между крупнейшими номенклатурными кланами, а также по принципу "от достигнутого". По существу, крупные директора и руководители были совершенно неподконтрольны не только своим трудовым коллективам и профсоюзам на предприятиях, но также местным партийным властям, равно как и своим начальникам в Москве. Нужно было совершить чересчур уж экстраординарные правонарушения, чтобы тебя сняли с должности, а тем более - навсегда лишили дальнейшей карьеры.

Мне думается, что все разговоры о том, что централизм автоматически означает подавление демократии, навеяны сугубо опытом сталинизма в СССР и бессознательно принимаемой предпосылкой о том, что в Советском Союзе существовала некая разновидность планового хозяйства и социализм. Если Вы почитаете документы Левой оппозиции и ее лидера Льва Троцкого, написанные в продолжение 20-30-х годов, то Вы увидите, что их программа развития советской экономики основывалась на совершенно ином понимании того, что такое централизм и какова его связь с демократией. В своей статье я, по существу, не сказал ничего нового по этой проблеме, поскольку основной фундамент этих идей был давно уже подробно и тщательно разработан марксистской мыслью.

Что касается упоминания Вами "свободы ассоциации производителей", то в устах Маркса это понятие означает как раз то, о чем я писал в своей статье. В противном случае мы неизбежно должны были бы понимать под этим ту или иную разновидность анархистского идеала свободных самоуправляющихся коммун (или предприятий), которые торгуют друг с другом на основах рыночного обмена. Сегодня это называется "самоуправление трудящихся на предприятиях" и, например, в устах Святослава Федорова выступает как чисто либеральная идея. Может быть, Вы вкладываете в это понятие другой смысл, и было бы интересно узнать, какой именно? Однако мне кажется, что иного смысла быть не может, и вот по какой причине.

Если связь между "свободными ассоциациями производителей" основывается на принципах централизованного планирования, то это то, о чем говорится в моей статье. Если нет, тогда связь между ними может иметь только рыночный характер. Но рынок неизбежно ведет к определенным последствиям. Он порождает дифференциацию и, соответственно, неизбежное подчинение одних ассоциаций другими. Как удержать такую систему в равновесии? Прудон предлагал в прошлом веке учреждать государственные банки и беспроцентный кредит. Послевоенное кейнсианство пыталось поддержать "самоуправляющихся" мелких фермеров и предпринимателей при помощи государственных субсидий и протекционистских мер. Опыт показал, что это принципиально недостижимые цели и что утопия равных и свободных товаропроизводителей никогда не существовала и не будет существовать. Кроме этого, как мы видим, эта система нуждается в государстве, что отнюдь не увеличивает общую степень свободы.

Если отрешиться от предрассудков в отношении планомерно регулируемого хозяйства, вызванных практикой и наследием сталинизма, то мы с необходимостью должны придти к выводу о том, что централизм не может существовать без демократии и что именно эта перспектива представляет собой ответ на исторические потребности современной эпохи.

Я полагаю, что Ваши замечания свидетельствуют о важности поставленной проблемы. Надеюсь, что нам удастся еще более подробно обсудить ее в дальнейшем.

С уважением,
Владимир Волков
(4 марта 1999 г.)

К началу страницы

МСВС ждет Ваших комментариев:



© Copyright 1999-2017,
World Socialist Web Site