World Socialist Web Site

НА МСВС

Эти и другие сообщения и аналитические обзоры доступны
на английском языке по адресу www.wsws.org

Новости и комментарии
Социальные вопросы
История
Культура
Наука и техника
Философия
Рабочая борьба
Переписка
Трибуна читателя
Четвертый Интернационал
Архив
Что такое МСВС?
Что такое МКЧИ?

Книги

Другие языки
Английский

Немецкий
Французский
Итальянский
Испанский
Индонезийский
Польский
Чешский
Португальский
Сербохорватский
Тамильский
Турецкий
Сингальский

 

МСВС : МСВС/Р : Новости и комментарии : Россия

День независимости России и марш-бросок российских десантников в Косово

Владимир Волков
18 июня 1999 г.

Традиционно шумно освещаемый в России все последние годы День независимости был отмечен в этом году беспрецедентно низким резонансом в масс-медиа и практически полным безразличием среди широких слоев общества. Атмосферу равнодушия призван был компенсировать организованный "сверху" маленький "успех" России за пределами ее границ. Путем стремительного ввода небольшого отряда десантных войск в Косово - в пику натовскому плану раздела этого небольшого региона Югославии на сферы влияния - Борис Ельцин решил отметить праздник, ценность которого ставится под сомнение все большим числом российских граждан.

День 12 июня должен был занять одно из самых важных мест в мифологии новейшей российской государственности. В этот день в 1990 году была принята Декларация о независимости России, которая послужила фундаментом для борьбы Б. Ельцина за власть в Кремле.

В 1989 году Ельцин был избран народным депутатом СССР. Россия в тот момент продолжала оставаться одной из республик Советского Союза. Получив после 12 июня 1990 г. возможность сформировать собственный кабинет министров и начав наделять поддерживавших его кооператоров и частных предпринимателей самыми разнообразными льготами, Ельцин повел борьбу за завоевание симпатий империалистического Запада и проталкивание политики капиталистических реформ.

Провозглашение независимости России в 1990 году явилось закономерным звеном в цепи бюрократической контрреволюции. Это событие стало прологом для развернувшихся позже решающих событий, произошедших между началом августовского путча 1991 года и подписанием в начале декабря 1991 г. Беловежских соглашений, которые объявили о юридическом упразднении Советского Союза.

Три основные силы бюрократии доминировали в тот период на политической сцене СССР. Борис Ельцин возглавил крыло, которое выступало за наиболее быстрый переход советской экономики на рельсы капиталистического развития. Консервативная оппозиция в КПСС и государственном аппарате, бесконечно далекая от того, чтобы хоть в каком-то виде представлять собой силу, которая борется за сохранение завоеваний Октябрьской революции, выступала за то, чтобы сползание на капиталистический путь происходило максимально безболезненным для базовых слоев бюрократии образом. Эта группа номенклатурных бонз воплощала собой то, что можно назвать "китайским вариантом" прокапиталистической политики. ГКЧП был отчаянной попыткой этой группы удержать свои позиции в верхних эшелонах власти. Наконец, третьей силой являлся Генеральный секретарь КПСС и президент СССР Михаил Горбачев, который лавировал между этими двумя лагерями и пытался совместить целенаправленную прокапиталистическую политику с развитием "демократии" и сохранением СССР в качестве единого государства.

Борьба между этими лагерями носила по преимуществу демагогический характер. Все стороны выступали под масками, которые скрывали их подлинные планы и программы. Итогом стало то, что в решающие моменты рабочий класс, не нашедший своих собственных ориентиров и не выработавший своего собственного политического руководства, оказался обезоружен перед лицом событий и не принял в них самостоятельного участия. В то же время он не выступил в поддержку ни одной из основных бюрократических клик. По этой причине победителем вышел тот, кто смог заручиться наибольшей поддержкой западного империализма.

Сравнительно широкая массовая поддержка, которую имел Горбачев в начале "перестройки", а затем Ельцин на рубеже 80-90-х гг., быстро исчезала, как только массы начинали понимать, в какую сторону тянет популярный политик. 1990 год стал для Ельцина годом массовой поддержки и симпатий. Главными лозунгами его были тогда еще борьба с привилегиями и советская демократия, за которыми, однако, все сильнее просматривалась политика предоставления неограниченных привилегий частной собственности и склонность к авторитарным приемам управления.

Символ несбывшихся надеж и невыполненных обещаний

Так или иначе, день 12 июня 1990 г. если и не стал подлинно значительным событием в глазах тогдашнего советского народа, то, по крайней мере, оказался неразрывно связан с теми надеждами, которые возлагались очень многими на возможности обновления социализма и возрождения советской демократии в СССР.

Массовые настроения в тот период отнюдь не были проникнуты стремлением разрушить Советский Союз и опрокинуть те социальные завоевания, которые вышли из Октябрьской революции 1917 года и достались в конечном итоге очень дорогой ценой. Само упоминание о капиталистических целях было почти под запретом в кругу близких к Ельцину политиков еще в течение долгого периода времени даже после января 1992 года. Ельцин клялся лечь на рельсы в том случае, если цены резко вырастут, а уровень жизни граждан существенно снизится.

Тем не менее то, что раньше могло казаться только кошмаром из какой-нибудь лихо закрученной антиутопии, стало в постсоветской России повседневной реальностью. Жуткое обнищание огромных масс населения, разрушение всей системы социального обеспечения, брошенные на произвол судьбы пенсионеры, лишенная всяких перспектив в будущем молодежь, непрерывные межнациональные конфликты, неслыханный рост преступности и проникновение криминалитета на все этажи государственной власти, - все эти характерные и уже до боли знакомые черты "новой России" не могут не отбрасывать мрачную тень на реальное значение тех событий, которые происходили в недавнем прошлом.

За эти годы все стало вверх дном. Очень многие люди ощущают, что все, что для них было или казалось лучшим, честным, - оказалось преданным, проданным, опозоренным и оболганным.

Вместо того, чтобы сделаться одним из символом "богатой, процветающей, демократической" России, день 12 июня превратился в символ длящегося уже многие годы "беспредела", немым укором несбывшимся надеждам и невыполненным обещаниям.

Неслучайно поэтому Независимая газета пишет, что "День независимости в России не прижился", добавляя, что "праздник этот не имеет ни эстетического, ни политического значения".

По словам Андраника Миграняна, одного из наиболее авторитетных в последние годы политических аналитиков России, "сегодня 12 июня воспринимается скорее как некий акт великой трагедии, чем какой-то праздник". "И трагедия эта, - продолжает он, - связана со всем тем наследием, которое мы получили за 9 лет. У значительного большинства наших граждан пренебрежение и игнорирование этой даты. А для интеллектуалов - горечь и разочарование, особенно на фоне последних событий на Балканах".

Подобное настроение разделяется сегодня подавляющим большинством российского политического истеблишмента. "12 июня - это не праздник, - считает другой влиятельный российский политолог Сергей Караганов. - Это День независимости и день распада другого государства, которое потом стало Россией. С годами его популярность падает... Я думаю, что ни политики не будут об этом празднике вспоминать, ни простые люди".

Произошла "политическая девальвация" этой даты, говорит генеральный директор фонда "Центр политических технологий" Игорь Бунин. "У нас сейчас нет ни одного символа, который скреплял бы общество", - полагает он. А лидер парламентской фракции "Российские регионы" Олег Морозов говорит: "Я не отмечаю этот праздник, и ничего он для меня не значит. Я просто рад, что этот день является выходным, и все".

Подводя итоги опроса среди крупных политиков и предпринимателей на тему о том, является ли День независимости России праздником или нет, еженедельник Коммерсант-Власть пишет: "... В общем-то, за девять лет никакого мускула, который вызывал бы ликование, в народной душе не наросло... День, когда депутаты возвестили о свободе России, праздновать как-то неохота". "Позора в короткой истории этой новой страны" "было больше", "чем славы".

Ложка меда в бочке дегтя

На этом фоне жалкой попыткой хоть как-то реабилитировать значение Дня независимости России послужило решение о марш-броске отряда российских десантников в Косово. Это импульсивное решение вполне в духе президента Б. Ельцина.

По словам председателя думского комитета по иностранным делам Владимира Лукина, "Россия в последнее время демонстрировала, что действует нерешительно в кризисных ситуациях. А сейчас весь мир увидел, что мы блестяще действуем в безнадежной ситуации". Запад, по его мнению, должен начать понимать, что "с Россией нельзя вести себя как с человеком из лакейской. Перед ними партнеры, а не лакеи".

Мало кто сомневается в том, что именно президент имеет непосредственное отношение к принятию этого решения. По словам В. Лукина, "российские генералы действовали совсем не вопреки воле политического руководства страны. Я не сомневаюсь, что решение о выдвижении наших десантников в район Косово принято с согласия президента России".

Генерал Виктор Заварзин, непосредственно руководивший марш-броском десантников, был немедленно повышен Ельциным до звания генерал-полковника.

Наверное, по этой причине, во многом скандальный ход России на Балканах не вызвал сколько-нибудь заметной критической реакции в стране. Напротив, господствующее мнение состоит в том, что этим была одержана "политико-дипломатическая победа".

Тем не менее, по словам Известий, призывающей к осторожности, "триумф не может длиться вечно... Сейчас для Москвы главное - не перегнуть палку, избежать головокружения от успехов. Нельзя требовать слишком многого. Надо реально учитывать свои силы и возможности - в первую очередь финансовые. С НАТО все равно придется договариваться".

Неожиданным жестом Россия едва не поставила себя на грань открытой военной конфронтации с западными империалистическими державами. Ельцин может думать, что он показал Западу свой характер. На этом фоне между тем только сильнее будет видна зависимость России от решений, принимаемых в Брюсселе и Вашингтоне.

Отчаянная попытка продемонстрировать независимость в День российской независимости вряд ли кого-то как вне, так и внутри страны сможет ввести в заблуждение относительно реального положения, в котором находится страна. Президент Борис Ельцин немного потешил самого себя. Народ России, однако, нуждается в серьезных переменах.

Смотри также:

Реакция России на международные договоренности по Косово: Дума требует отставки Черномырдина
[11 июня 1999 г.]

Новое правительство России: Острая борьба за власть в преддверии выборов
[7 июня 1999 г.]

Отставка премьера России: Перманентный политический кризис снова обостряется
[14 мая 1999 г.]

Россия и война на Балканах: Падающие на Белград бомбы изменяют политическое соотношение сил в Москве
[27 апреля 1999 г.]

К началу страницы

МСВС ждет Ваших комментариев:



© Copyright 1999-2017,
World Socialist Web Site