World Socialist Web Site

НА МСВС

Эти и другие сообщения и аналитические обзоры доступны
на английском языке по адресу www.wsws.org

Новости и комментарии
Социальные вопросы
История
Культура
Наука и техника
Философия
Рабочая борьба
Переписка
Трибуна читателя
Четвертый Интернационал
Архив
Что такое МСВС?
Что такое МКЧИ?

Книги

Другие языки
Английский

Немецкий
Французский
Итальянский
Испанский
Индонезийский
Польский
Чешский
Португальский
Сербохорватский
Тамильский
Турецкий
Сингальский

 

МСВС : МСВС/Р : Новости и комментарии : Россия

Генеральный прокурор и судьба президента России

Владимир Волков
27 апреля 1999 г.

Голосование в Совете Федерации по вопросу о судьбе Генерального прокурора Ю. Скуратова, которое состоялось 21 апреля, показало новую расстановку сил на верхах российской политики. Отказ большинства сенаторов поддержать решение президента об отставке Генпрокурора создает новый очаг оппозиции по отношению к Кремлю, еще больше ослабляет силу президентской ветви власти - основного элемента в политической системе России, сложившейся после расстрела парламента осенью 1993 года, - и в еще большей степени усиливает кризис всего российского политического истеблишмента.

"Дело Скуратова" концентрирует в себе основное противоречие господствующего в России режима: его претензии на то, что он возвращает страну на "путь цивилизованного развития" и ставит во главу угла "авторитет права" на фоне происходящей в реальности превентивной гражданской войны против своего народа, разгула криминалитета и коррупции, охватившей самые верхние эшелоны власти, а также отсутствия какой-либо стратегии по выводу страны из кризиса.

Скуратов является одним из многих в списке Генпрокуроров, сменившихся в России за время ельцинских реформ. Все они стали жертвой либо коррупции, либо политических разборок. Скуратов стал компромиссной фигурой, которой дольше других удавалось занимать нейтральную позицию. Однако отсутствие сколько-нибудь значительных результатов по громким заказным убийствам последних лет, а также продолжающийся рост преступности и коррупции вынудили Генпрокурора пойти на шаги для демонстрации того, что предпринимаются хоть какие-то усилия в этом направлении. Он получил при этом поддержку Госдумы и премьера Примакова в деле, которое стало ключевым во всей начавшейся истории - выяснение законности предпринимательской деятельности крупнейшего "олигарха" Бориса Березовского.

Появление Указа президента Ельцина о снятии Скуратова совпало с началом проверок в подконтрольных Березовскому фирмах в конце января - начале февраля этого года. Толчком для проведения проверок послужила статья в газете Московский комсомолец, в которой рассказывалось о том, что созданная Березовским фирма "Атолл", располагавшаяся под стенами Кремля, занимается прослушиванием телефонных переговоров обитателей Кремля, в том числе членов "семьи" президента.

В ответ немедленно появилась видеокассета, на которой человек, "похожий на Скуратова", проводил время в обществе девиц легкого поведения. Указ президента был как бы формальной реакцией на появление этой видеокассеты, дискредитирующей моральный облик главного стража законности в стране.

Начиная с этого момента, скандал вокруг Генпрокурора продолжает оставаться едва ли не "темой номер один" российской политики. Произошедшие вслед за тем события, связанные с проблемами предоставления новых кредитов МВФ, с началом натовских бомбардировок Югославии, а также переводом вопроса об импичменте президента в чисто практическую плоскость, только усилили остроту скандала, ни в малейшей степени не отодвинув его за кулисы повестки дня.

Суть кризиса состоит в том, что невозможно бороться с коррупцией в высших эшелонах власти, не затрагивая при этом самих основ новейшей российской государственности. В конкретном преломлении истории с Березовским эта аксиома приобретает следующий характер: самому могущественному до сих пор "олигарху" удалось опутать Ельцина и его "семью" сетью коррупционных связей; при любой попытке разобраться с махинациями Березовского последний за кулисами оказывает давление на президента и вынуждает того блокировать все усилия, направленные против личных интересов Березовского. Волей-неволей Ельцин оказывается в такой ситуации политическим заложником Березовского, а последний превращается в некое неустранимое alter ego президента. Премьер Примаков, который поддержал (или организовал) кампанию по выведению олигарха "на чистую воду", также оказался по этой причине под подозрением у Ельцина.

По действующей Конституции снятие Генпрокурова с должности относится к компетенции Совета Федерации, верхней палаты парламента. Первый раз вопрос был поставлен на голосование в середине марта, и тогда большинством голосов сенаторы высказались за то, чтобы оставить Генпрокурора на своем посту. Итоги голосования произвели эффект разорвавшейся бомбы. "Страна стоит на пороге тяжелейшего политического кризиса, - писала газета Известия, - и основное, если не единственное, достижении правительства Примакова - политическая стабильность - сводится на нет. Президент, премьер и еще множество российских политиков, включая ближний круг Ельцина и Примакова, потерпели беспрецедентное поражение. Более того, можно сказать, что федеральная власть как таковая получила звонкую оплеуху от собрания региональных властителей".

В действительности основным мотивом, двигавшим поведением сенаторов, было стремление не ввязываться в грязную склоку, развернувшуюся в Кремле. Своим голосованием губернаторы показали, что не хотят ставить себя в неудобное положение перед избирателями в своих регионах и брать на себя ответственность за действия президента, попавшего в цепкие объятия "олигарха". В контексте событий февраля-марта, - когда одним из основных мотивов либеральных масс-медия была идея о том, что очередной транш МВФ можно получить, только убрав ключевые фигуры в правительстве Примакова - Маслюкова и Кулика - которых премьер безоговорочно защищал, - снятие Скуратова означало также отставку всего правительства Примакова и однозначный реванш либеральных реформаторов. Губернаторы регионов, большинство из которых опасается новой спирали реформ в интересах международных капиталистических корпораций, не пошли на такой самоубийственный для них шаг.

Начало натовских бомбардировок Сербии резко усилило националистические настроения, в том числе в обеих палатах парламента. Чтобы добиться в этих условиях отставки Скуратова, Ельцину пришлось пойти на уступки региональным властям. Накануне второго голосования по фигуре Генпокурора президент организовал встречу с наиболее близкими к себе главами 19 регионов. Он заявил на этой встрече, что рассчитывает на их поддержку. "Опираюсь на вас, надеюсь на вас", - сказал он.

Президент предложил пойти на дальнейшее расширение полномочий субъектов Федерации путем изменений договоров о разграничении полномочий, которые заключались между Москвой и регионами в продолжение всех последних лет. Ельцин предложил губернаторам "прислать свои предложения: что бы вы еще хотели отхватить от федерального центра". "Я такую линию держу и выдержу", - подчеркнул он.

Эту же цель преследуют и другие заявления президента. Например, обещание правительственных гарантий под зарубежные контракты, предложение главам регионов проявлять внешнеполитическую инициативу. Согласно последним мнениям президента приоритет должен быть за регионами, а не за федеральным центром, что должно стать стратегической линией 1999 года.

Несмотря на все эти усилия, Ельцину не удалось достичь своей цели. На повторном голосовании 21 апреля большинство сенаторов отклонило отставку Ю. Скуратова. Это создает прецедент, которого не было до сих пор в истории "новой России". Поскольку Указ президента о снятии Генпрокурора продолжает действовать, Скуратов не может выполнять свои должностные обязанности. Более того, на него самого Генеральной прокуратурой заведено уголовное дело. Фактически, патовая ситуация, которая сложилась в данный момент, состоит в том, что необходимо ждать окончания следствия по делу самого Скуратова для того, чтобы решить, будет ли он оставаться на своем посту или нет.

Во всяком случае ясно одно: если Скуратова "уйдут", то дело Березовского будет прекращено, а сторонники импичмента президента потеряют важный рычаг дальнейшего продвижения этой процедуры, которая мотивируется исключительно заботой о "национальной безопасности" России.

Еще в апреле был выдан ордер на арест Березовского, который находился во Франции и не мог быть выдан российским властям вследствие отсутствия необходимого соглашения между двумя странами. Однако Березовский не решился пойти по пути С. Станкевича и А. Собчака, которые остались в Польше и Франции, но решился вернуться в Россию. Немедленно после своего возвращения, которое состоялось накануне голосования в Совете Федерации, он на несколько дней лег в клинику "для лечения", ожидая результатов голосования сенаторов.

Итоги оказались не в его пользу. Сенаторы не решились однозначно встать на сторону президента. Фактические это можно интерпретировать как то, что губернаторы пришли к неутешительным для Ельцина выводам. Правящий класс России понимает, что на фоне социально-экономической катастрофы единственный шанс для него состоит в максимальной стабилизации собственных внутренних взаимоотношений, в консолидации всех правящих элит. Ельцин в этой ситуации начинает выступать как все более дестабилизирующий фактор. Спасать его личный авторитет любой ценой они уже не хотят. Накануне парламентских и президентских выборов они могут попытаться выдвинуть новые компромиссные фигуры, которые не будут нести ответственности за ужасное наследие ельцинских реформ.

Судьба капиталистических реформ в России и личная судьба президента Бориса Ельцина - это не одно и то же, - вот вывод, который подспудно стоит за решением Совета Федерации 21 апреля.

Смотри также:

Новое обострение борьбы в московских коридорах власти
[14 февраля 1999 г.]

К началу страницы

МСВС ждет Ваших комментариев:



© Copyright 1999-2017,
World Socialist Web Site