World Socialist Web Site

НА МСВС

Эти и другие сообщения и аналитические обзоры доступны
на английском языке по адресу www.wsws.org

Новости и комментарии
Социальные вопросы
История
Культура
Наука и техника
Философия
Рабочая борьба
Переписка
Трибуна читателя
Четвертый Интернационал
Архив
Что такое МСВС?
Что такое МКЧИ?

Книги

Другие языки
Английский

Немецкий
Французский
Итальянский
Испанский
Индонезийский
Польский
Чешский
Португальский
Сербохорватский
Тамильский
Турецкий
Сингальский

 

МСВС : МСВС/Р : Новости и комментарии : Балканский кризис

Что стоит за войной на Балканах

Ответ стороннику бомбовых ударов США-НАТО по Сербии

Дэвид Норт
23 апреля 1999 г.

Ниже мы публикуем открытый ответ Дэвида Норта, председателя редакционной коллегии Мирового Социалистического Веб Сайта (МСВС), на письмо, направленное на МСВС П. Хэррисом (Harris), сторонником нанесения бомбовых ударов США-НАТО по Сербии. Ответ этот был опубликован на англоязычной странице МСВС 8 апреля этого года.

Уважаемый г-н Хэррис,

Прежде чем приступить к ответу на конкретные аргументы, которые Вы выставляете, атакуя нашу позицию по противодействию возглавляемой США войне против Сербии, я полагаю, что стоит предпослать ответу на аргументы в пользу войны, которые выставляет тот, кто когда-то протестовал против войны во Вьетнаме, определенные вводные замечания как насчет преобладающего ныне политического климата, так и насчет соответствующего исторического опыта.

Бессовестная и полная энтузиазма поддержка бомбовых ударов США-НАТО по Сербии со стороны бывших противников американской интервенции во Вьетнаме, подобных Вам, является одним из самых значимых в политическом отношении феноменов текущей войны. Фактически все политические лидеры в Европе и Соединенных Штатах, которые несут ответственность за ведение войны против Сербии, участвовали в тот или иной период времени в демонстрациях и других политических акциях протеста против империализма. В самом деле, Клинтон является чем-то особым в этой группе только благодаря тому факту, что дни его оппозиции милитаризму длились ровно столько, сколько существовали его личные опасения быть подвергнутым призыву в армию. Другие, такие как представители Германии канцлер Шредер, министр иностранных дел Фишер, министр обороны Шарпинг и даже генеральный секретарь НАТО Солана продолжали извергать марксистские и "антиимпериалистские" фразы вплоть до начала восьмидесятых годов.

Эволюция этих джентльменов является ярким выражением более широкого политического процесса. Дионне (E.J. Dionne) из Washington Post заявляет, что реакция протестовавших против войны в шестидесятые годы на сегодняшние бомбардировки Сербии знаменует решительный конец "вьетнамского синдрома". Сегодня то, что президент Клинтон "воспринял идею, согласно которой американская мощь должна использоваться во имя демократии, прав человека и законных национальных интересов", создает условия для полного примирения тех, кто выступал против Вьетнамской войны с американской военщиной. "Это тот случай, при котором большинство "голубей" эры Вьетнамской войны прячут внутрь свои противоречивые чувства и одобряют использование силы".

Одним из тех, кто проглотил свою "противоречивость", является Вальтер Шапиро, публицист из USA Today. Он характеризует себя как "бывшего голубя", который сегодня "обнаружил, что летает вместе с ястребами". Вспоминая с оттенком ностальгии свое участие тридцать лет назад в лагерях протеста против Вьетнамской войны, Шапиро пишет: "Я сегодня нахожусь в затруднительном положении, пытаясь оправдать свою поддержку авиаударов НАТО по Слободану Милошевичу". Что же, согласно г-ну Шапиро, объясняет завершение его превращения в защитника последней бомбардировочной кампании, возглавляемой США? Это "зрелище бессчетных жестокостей" в Косово, "приведших к приблизительно 100,000 находящихся в панике беженцев, покинувших страну на этой неделе..."

Шапиро уверяет своих читателей, что его поддержка этой войны определяется одним только моральным требованием: "Америка является единственным государством, которое обладает ресурсами и волей занять твердую позицию против варваров на пороге цивилизованного общества".

Эти слова выдают удивительное отсутствие исторического сознания! Хотя Шапиро может убедить себя, что бомбардировки Сербии знаменуют начало новой и альтруистической американской внешней политики, его риторика жутко напоминает язык, который использовали те, кто начинал первые империалистические авантюры Соединенных Штатов 100 лет назад. "Бог, - заявлял сенатор от Индианы Беверидж в январе 1900 года, - сделал нас господами-устроителями мира, чтобы переустроить систему, в которой царствует хаос. Он наделил нас духом прогресса, для того чтобы сокрушить силы реакции по всей земле. Он сделал нас сведущими в управлении, которое мы можем использовать для управления среди диких и дряхлых народов. Если бы не было такой силы, как эта, мир впал бы в варварство и мрак" [1].

К самым специфическим и долговременным характерным чертам американского империализма относится способ, при помощи которого он использует риторику демократического альтруизма для оправдания своих мировых амбиций. Именно при администрации Вудро Вильсона лицемерие превратилось в существенный международный способ действия Соединенных Штатов. В отличие от старых великих держав Европы, их лидеры провозглашали, что Америка ведет войну только для того, чтобы достигнуть прочного мира. Они убивают только для того, чтобы освобождать. Таким образом, президент Вильсон оправдывал вступление Соединенных Штатов в великую борьбу за рынки, известную как Первая Мировая война, посредством активной идеалистической риторики:

"Нашей целью, - заявил он в своем послании Конгрессу США по поводу объявления войны в апреле 1917 года, - является отстаивание принципов мира и справедливости во всем мире против как эгоистичной, так и самодержавной власти. Право является более ценным, чем мир, и мы будем бороться за вещи, которые мы всегда хранили подле самых наших сердец: за демократию, за право тех, кто подчиняется власти, иметь голос в своих собственных правительствах, за права и свободы малых наций, за универсальное владычество права посредством такого собрания свободных народов, которое принесет мир и безопасность всем нациям и сделает наконец сам мир свободным... Мир должен сделаться безопасным для демократии" [2].

Еще относительно недавно, на самых ранних этапах последней большой "гуманитарной" войны, подобные соображения использовались для оправдания применения американской военной мощи за границей. В декабре 1961 года президент Джон Ф. Кеннеди описывал обязательства Соединенных Штатов по отношению к Южному Вьетнаму в категориях защиты демократии и национальной независимости против тирании и агрессии. Он писал президенту Южного Вьетнама Нго Динх Дьему (убийство которого было санкционировано Соединенными Штатами два года спустя):

"Я получил Ваше последнее письмо, в котором Вы так убедительно описали опасные условия, создаваемые усилиями Северного Вьетнама захватить Вашу страну. Положение в Вашей готовой к сражению стране хорошо известно мне и американскому народу. Мы глубоко обеспокоены нападением на Вашу страну. Наше негодование усиливается по мере того, как становятся известны намеренная жестокость коммунистических замыслов убийств, похищений и беспричинного насилия.

Ваше письмо подчеркивает то же, что убедительно показывает и наша информация: что кампания силы и террора, проводимая сегодня против Вашего народа и правительства, поддерживается извне властями Ханоя...

Соединенные Штаты... остаются верны делу мира, и наша главная цель - помочь Вашему народу отстоять свою независимость" [3].

Прошу извинить за этот исторический экскурс. Однако кажется, что многие из тех, чье политическое образование началось в шестидесятые годы, стали забывать или уже забыли полученные ими тридцать лет назад горькие уроки хищного и поистине преступного характера американского империализма. Судя по Вашему письму, кажется, что Вы также пали жертвой этой довольно широко распространившейся эпидемии политической амнезии.

Используя неуместное сравнение, Вы доказываете, что в нашей оппозиции бомбовым ударам США-НАТО по Сербии Мировой Социалистический Веб Сайт "воспринял подход отказа ребенка от купания". Но это именно то, в чем Вас самих можно упрекнуть. В вашем негодовании из-за дурного обхождения с косоварами Вы предпочитаете игнорировать все принципиальные проблемы исторического, политического, социального и экономического контекста, внутри которого развертывается эта война. Результатом является чрезвычайно упрощенная и основанная на поверхностных впечатлениях реакция на события, которая отдает Вас во власть огромной и могущественной пропагандистской машины американских средств массовой информации.

Полное интеллектуальное банкротство Вашего подхода вскрывается в нижеследующих предложениях:

"Конечно, верно, что Соединенные Штаты, Британия и Франция являются империалистическими государствами. Также верно и то, что они исполнены лицемерия и фальшивого благочестия по отношению почти ко всякому вопросу внешней политики, какой только можно упомянуть, от курдов до жителей острова Тимор, от Ирака до Израиля, Гренады, Панамы. Однако это не отрицает того факта, что они делают, несомненно, правое дело (в конечном счете!), нападая на Сербию Милошевича, чтобы остановить преступления его режима и сербской нации против человечности в Косово" (выделено мной - Д.Н.).

Вы пишите так, как если бы термин "империалистический" был просто эпитетом, каким-то драматическим и изощренным способом осудить отвратительное поведение той или иной страны. Однако на языке политической экономии он имеет более глубокое значение. Империализм как научный термин означает определенную стадию в историческом развитии мировой экономики, связанную с господством финансового капитала. Политические тенденции, связанные с империализмом, такие как милитаризм и война, являются необходимыми побочными продуктами объективных экономических процессов, то есть монополизации, возникновения транснациональных корпораций, огромной власти глобализированных рынков капитала, экономической зависимости малых и менее развитых стран от могущественных кредитных институтов и т.д. Относится ли страна к империалистическим государствам или нет, определяется не рассмотрением путем произвольного подбора отдельных случаев ее хороших или плохих деяний, а посредством анализа ее объективной роли и места в мировой экономической системе. С этой принципиальной точки зрения существует качественное различие между Соединенными Штатами, Францией, Британией и Германией, с одной стороны, и Сербией и Ираком, с другой.

То, что совершенно упущено в Вашем отношении к войне, - это какое бы то ни было рассмотрение этого объективного экономического и политического фундамента мировой политики. Взамен преподносится эклектичный подход к событиям, который устраняет возможность ясного и комплексного анализа. Соединенные штаты, Франция и Британия, как Вы охотно признаете, являются империалистическими державами. Вы идете еще дальше и заявляете, что их отношение, в сущности, к каждому эксплуатируемому и угнетенному народу мира "исполнено лицемерия и фальшивого благочестия". Однако разве это не тот случай, когда "лицемерие и фальшивое благочестие" империалистических держав коренятся в жестоком подчинении демократических принципов, которые они формально поддерживают, требованиям и интересам мирового экономического порядка, выдвигаемым их правящими финансовыми и промышленными элитами? И если эти интересы и требования приводят к санкционированию ими и к их прямому участию в подавлении курдов, палестинцев, тиморцев, иракцев, гренадцев и панамцев, то почему бы империалистическим державам не "делать несомненно правое дело" на Балканах? Как можно объяснить такое чрезвычайное отклонение от нормы? Разве более заслуживает доверия то, что Вы - под давлением пропагандистской кампании, которая умело эксплуатирует положение косоваров - сделали исключение для своих общих принципов, чем они -для своих?

Вы посвящаете несколько абзацев обзору событий, которые привели к началу войны. По Вашему мнению, которое лишь в мелочах отличается от того, которое, представляется средствами массовой информации, все насилие прошлого десятилетия является результатом политики, проводимой Милошевичем, который смог возбудить "мистический, фанатичный национализм" сербов. В связи с ролью, сыгранной словенцами, хорватами и боснийскими мусульманами, национализм не упоминается. Однако, по моему мнению, еще более серьезным является Ваше явно некритическое отношение к распаду Югославской Федерации и к роли, которую сыграл американский и европейский империализм в этом процессе. Даже если мы вынуждены были бы признать, что Милошевич превзошел в своей злобности всех других балканских националистов - что было бы затруднительно, принимая во внимание ту конкуренцию, которую он встречает в лице Туджмана из Хорватии, Кучана из Словении и Изетбеговича из Боснии - это еще не освобождает нас от необходимости понимания более глубоких сил, приведших к распаду Югославии.

Задолго до появления Милошевича на политической сцене экономическое давление, оказанное на Югославию в семидесятых-восьмидесятых годах посредством политики жесткой экономии, проводимой по требованию Международного Валютного Фонда, размывало экономические основы, которые поддерживали жизнеспособность Федерации. Волна промышленных банкротств, быстрый рост безработицы, инфляция, падение реальной заработной платы и эрозия социальной инфраструктуры разжигали старое национальное и этническое соперничество, которое попытался подавить режим Тито. В данном случае, подчинение югославской экономики дисциплине рыночных принципов по требованию МВФ играло немаловажную роль в возвышении Слободана Милошевича. Хотя Вы выражаете удивление тем, что державы НАТО "глупо верили" в то, что Милошевич мог бы обслуживать их интересы, эта оценка не лишена достаточного основания. Милошевич получил определенный кредит доверия от западных банков и правительств из-за своего явного энтузиазма по отношению к реорганизации югославской экономики на капиталистический лад. Как разъяснила Сьюзан Л. Вудвард (Woodward) из Брукингского Института:

"... Милошевич был экономическим либералом (и политическим консерватором). Он был директором главного белградского банка в 1978-1982 годах и экономическим реформатором даже в то время, когда он стал белградским партийным руководителем в 1984-1986 годах. Политические предложения, выработанные "комиссией Милошевича" в мае 1988 года, были написаны либеральными экономистами и могли бы быть помещены прямиком в книгу рецептов МВФ. В то время (а в действительности и в девяностые годы) общим местом для представителей Запада и банков было выбирать "обязательства проведения рыночных реформ" в качестве главного критерия для поддержки восточно-европейских и советских руководителей (а также многих в развивающихся странах) и игнорировать последствия, которые их идея экономической реформы могла иметь для демократического развития. Человека, который заменил Яноша Кадара в качестве лидера Венгрии в мае 1988 года, Кароля Гроша (Karoly Grosz), приветствовали подобным же образом за то же сочетание экономического либерализма и политического консерватизма, которое в то время местные жители называли пиночетовской моделью" [4].

Вам также не удалось дать какой-либо оценки роли, сыгранной Соединенными Штатами и Европой в поощрении роспуска Югославской Федерации в 1991-1992 гг. Трудно судить, злой умысел или глупость играли большую роль в событиях, которые привели к взрыву гражданской войны на Балканах. Каким бы ни был ответ, действия, предпринятые империалистическими державами, подтолкнули, а не ограничили напряженность между югославскими республиками. Было полностью предсказуемо - и в самом деле предсказывалось - что любая попытка придать международный характер внутренним границам югославских республик будет иметь бедственный результат. Не было большим секретом, что границы, которые были установлены между республиками внутри системы единой Югославии, не были бы жизнеспособными, если бы эта федерация развалилась. Этнические меньшинства внутри различных республик - то есть сербы внутри Хорватской республики, хорваты внутри Сербской республики и хорваты, сербы и мусульмане внутри Боснии - смотрели на федеральное государство как на гаранта их гражданских прав. Внутри системы, установленной после Второй Мировой войны, Тито нашел возможным организовать компромиссы между различными балканскими национальностями, которые составили новую "югославскую" нацию. Фактически, Боснийская республика была задумана Тито как буфер, который мог бы гасить традиционные антагонизмы между сербами и хорватами.

Таким образом, требование Германии о быстром международном признании независимости Хорватии в 1991 году - без урегулирования путем переговоров границ, которые были бы приемлемыми для населения республик на постюгославском пространстве - сделало катастрофу неизбежной. Это не просто "постфактическая" оценка марксистского оппонента империализма. В письме, написанном немецкому министру иностранных дел Геншеру, призывающему отсрочить план немецкого правительства признать Хорватию в качестве независимого государства, лорд Каррингтон предупреждал:

"Кроме того, существует реальная угроза, может быть, даже вероятность того, что Босния-Герцеговина также запросит независимости и признания, которые будут совершенно неприемлемыми для сербов, живущих в этой республике, в которой находятся что-то вроде ста тысяч солдат ЮНА (Югославской народной армии), некоторые из них выведены из Хорватии. Милошевич намекнул, что в случае признания Хорватии и Словении там может быть проведена военная акция. Это вполне может стать искрой, которая воспламенит всю Боснию-Герцеговину" [5].

Другое письмо, написанное в то же время генеральным секретарем ООН, Хавьером Пересом де Куэльяром председателю Совета министров ЕС Хансу ван ден Бруку (Broek) выражало похожие опасения:

"Я глубоко обеспокоен тем, что любое преждевременное выборочное признание может расширить текущий конфликт и подпитать взрывоопасную ситуацию в Боснии-Герцеговине и также и в Македонии, а в действительности серьезные последствия могли бы оказать воздействие на весь Балканский регион" [6].

Что касается роли Соединенных Штатов, то британский лорд Оуэн, который играл ключевую роль в событиях вокруг распада Югославии, предлагает оценку, которую вряд ли можно охарактеризовать как преувеличение:

"Ошибка ЕС в вопросе о признании Хорватии могла бы быть исправлена, если бы она не была усугублена развитием неучтенных последствий признания Боснии-Герцеговины. США, которые противодействовали признанию Хорватии в декабре 1991 года, стали очень активно проталкивать признание Боснии-Герцеговины весной 1992 года. Однако не следовало ни считать неизбежным, ни действительно логичным поддержку и признание Боснии-Герцеговины, внутренней республики Югославии, которая вмещала три больших составляющих ее народа с очень разными взглядами на независимость".

Таким образом, по мнению Оуэна, решение протолкнуть признание было "полностью опрометчивым, опрометчивым до крайней степени" [7].

Результатом этих грязных дипломатических интриг - каждая из которых развертывалась в контексте разрушения старой национализированной промышленности и установления верховенства капиталистического рынка - была "новая балканизация" Балкан.

Вы ухитряетесь избегать любых серьезных оценок этих политических фактов и обходите ответственность империалистических держав за насилие последних десяти лет простым заявлением, что "общее отвращение к лицемерию, продажности или другим дефектам Соединенных Штатов или других ведущих империалистических стран не может перевесить озабоченность, которую мы питаем относительно угнетенного албанского народа в Косово"?

Какая поразительная формулировка! Последствия этих "лицемерия, продажности" и того, что Вы называете "дефектами" были катастрофой, которая стоила жизни десяткам тысяч людей. Однако все это следует забыть, или, по крайней мере, проигнорировать. То, что мы должны сейчас делать - это присоединиться к военной машине тех, кто ведет Балканы к полнейшему хаосу, когда они вдребезги разбивают сербов!

В Вашей версии событий все бедствия последнего десятилетия следует объяснять как продукт сербского национализма. Вы не предлагаете ясного объяснения, почему этот сорт национализма хуже, чем другие балканские шовинисты, в том числе албанская ксенофобия Армии Освобождения Косова. В самом деле, кажется, Вы полагаете, что сербы как народ заслуживают наказания, которое налагают на них бомбардировщики США-НАТО. "Общий аргумент, - заявляете Вы, - что народ Сербии не знает, что Милошевич делает, не может опровергнуть тот факт, что это делается, делается во имя него, делается его мужьями, сыновьями и братьями"?

Чем это всеобъемлющее обвинение сербов принципиально отличается от вида шовинистического стереотипа, который эксплуатируется различными националистическими балканскими кликами для оправдания своей реакционной политики? В той степени, в какой политика погромщиков - в Хорватии ли, Сербии или Боснии - нашла широкую поддержку, она отражает неспособность масс увидеть какую-либо альтернативу ограниченной системе, внутри которой заключена балканская политическая жизнь. Однако вместо того, чтобы сражаться с этим реакционным ядом, Вы усиливаете его дополнительными дозами.

Я не хотел бы представить себе, какую политику Вы бы проводили, если бы жили на Балканах; как и у тех, кого Вы осуждаете, Ваша оценка политической ситуации целиком ограничена преобладающими национальными рамками. Для Вас это просто вопрос противостояния хорошего национализма (албанского) плохому национализму (сербскому). Эта точка зрения наиболее отчетливо проявляется в Вашей восторженной поддержке ОАК, политика которой, полагаете Вы, представляла "единственный путь свободы" для народа Косова.

Я позволю себе не согласиться: политика ОАК представляет не "путь свободы", а дорогу к дальнейшим поражениям, отчаянию и катастрофе для народа Косова. За недостатком места я не буду рассматривать отталкивающие подробности истории ОАК: ее политические и идеологические истоки в реакционном смешении албанской ксенофобии и сталинизма, которое осуществил Энвер Ходжа, ее внутренние связи с организованной преступностью всей Европы и ее совершенно коррумпированный альянс с ЦРУ. Даже если не принимать во внимание весь этот дурно пахнущий багаж, главная перспектива ОАК - то есть независимость Косова - является совершенно реакционной и обанкротившейся. Каков сорт "независимости" мог бы быть возможным для Косова? С первых часов своего существования она не была бы ничем больше, чем бессильным протекторатом американского и европейского империализма. А какой сорт экономического, социального и культурного прогресса был бы возможен внутри этого закрытого и убогого мини-государства? То сырье, которое будет найдено внутри его границ, то есть уголь, цинк, марганец, медь, бокситы, будет быстро интегрировано во владения огромных транснациональных конгломератов.

Чтобы понять, что может ожидать "независимое" Косово, нужно только посмотреть на судьбу Боснии, которая управляется тем, что равнозначно разновидности колониальной администрации. После ее учреждения реальная власть осталась в руках Главного представителя Соединенных Штатов и Европейского Союза, Карла Бильдта, финансового монетариста, который когда-то возглавлял правое правительство в Швеции. Решения номинальных правительств Боснийской Федерации и Республики Сербской зависят от одобрения Бильдта. Боснийский Центральный Банк управляется директором, назначенным МВФ, и даже не имеет права выпускать деньги без получения международного разрешения. Результат Дейтонских соглашений довольно выразительно характеризуется профессором Майклом Чоссудовски из университета Оттавы:

"В то время как Запад возвестил о своей поддержке демократии, действительная политическая власть остается в руках параллельного боснийского "государства", чьи исполнительные действия осуществляются не гражданами. Западные кредиторы заложили свои интересы в конституцию, наскоро написанную для их целей. Они сделали это без созыва конституционного собрания и без консультаций с организациями боснийских граждан. Их планы восстановить Боснию кажутся более подходящими для того, чтобы насытить кредиторов, чем для удовлетворения хотя бы элементарных нужд боснийцев" [8].

Что касается долговременных перспектив мира и безопасности внутри регионального кольца продолжающихся конфликтов между непрочными в политическом и опустошенными в экономическом отношении балканскими государствами, не пройдет много времени, как косовцы будут втянуты в новую волну насилия.

Каков в таком случае выход из кошмара, который сегодня переживают косовары и сербы? Прежде всего следует ясно сказать, что американские бомбы не могут создать ничего положительного. Если же, как Вы полагаете, дело "цивилизации" представляется Пентагоном и его арсеналом "PGM" [средствами точного наведения], то тогда человечество определенно оказывается в безвыходном положении. Для тех, кто искренне озабочен ужасным состоянием косоваров и сербов, уместным лозунгом является: "США, руки прочь от Балкан!".

Однако этот лозунг имеет небольшую ценность, если он не включен в более широкую перспективу, перспективу, которая вытекает из исторического опыта и адресуется общественной силе, которая обладает потенциалом для борьбы за осуществление прогрессивного разрешения кризиса, который раздирает Балканы, - к рабочему классу.

Хорошо известно, что первая империалистическая война возникла из-за конфронтации между главными европейскими державами, которая была спровоцирована кризисом на Балканах. Куда менее известно, что в предшествующие Первой Мировой войне годы противоречия балканской жизни привлекали к себе напряженный интерес и озабоченность лучших умов европейского социализма, в том числе Льва Троцкого. Несомненно, удивительно найти в статье, написанной почти 90 лет назад, понимание, которое в чрезвычайной степени актуально и сегодня. Позвольте мне процитировать отрывок из статьи "Балканский вопрос и социал-демократия", написанной в 1910 году. Конечно, определенные термины устарели. Династии, которые когда-то правили Балканами, были сметены в ходе войн или революций. Однако вдумчивый читатель не нашел бы слишком затруднительным сделать необходимые мысленные изменения.

"Границы между карликовыми государствами Балканского полуострова проведены не в соответствии с условиями природы или потребностями наций, а в результате войн, дипломатических интриг, династических интересов. Большие державы... имели всегда непосредственный интерес в том, чтобы противопоставлять балканские народы и государства друг другу и, взаимно ослабляя их, подчинять затем своему экономическому и политическому влиянию. Карликовые династии [Милошевич в Сербии, Туджман в Хорватии] в этих "отрубных участках" Балканского полуострова служили и служат рычагами европейских [и американских] дипломатических интриг" [9].

В работах Троцкого - страстного противника всех форм национализма - находишь глубокую оценку сложной взаимосвязи международных и региональных воздействий и социально-экономических факторов, задействованных в кризисе балканской общественной жизни. Спасение балканского народа, утверждал он, зависит от преодоления национального и этнического партикуляризма. "Единственный выход из национально-государственного хаоса и кровавой бестолочи балканской жизни - объединение всех народов полуострова в одно хозяйственно-государственное целое на основе национальной автономии составных частей".

Троцкий продолжал: "Государственное объединение Балканского полуострова может пойти двояким образом: либо сверху, посредством расширения одного более сильного балканского государства за счет слабых наций, - это путь истребительных войн, угнетения слабых наций... либо снизу, посредством объединения самих народов, - это путь революций..." [10]

При чтении этих слов поражаешься, насколько глубоко погрязшей остается наша цивилизация в неразрешенных проблемах 20 столетия. Великий вопрос состоит в том, извлечет ли рабочий класс уроки из прошлого, чтобы завещанные этим веком проблемы могли быть, наконец, разрешены в новом столетии, у входа в которое мы стоим.

С уважением,

Дэвид Норт


Примечания:

  1. Cited in Merle Curti The Growth of American Thought (New Brunswick: 1991), p. 657.
  2. Ibid., p. 661.
  3. Department of State Bulletin, January 1, 1962
  4. Balkan Tragedy: Chaos and Dissolution After the Cold War (Washington, D.C., 1995), pp. 106-07.
  5. Cited in David Owen, Balkan Odyssey (New York: 1995), p. 343.
  6. Ibid., p. 343.
  7. Ibid., p. 344.
  8. "Dismantling Yugoslavia; Colonizing Bosnia," Covert Action, No. 56, Spring 1996.
  9. The Balkan Wars 1912-13 [New York: 1980], p. 39.
  10. Ibid., pp. 39-40.

Смотри также:

Что останется от Югославии после бомбардировок?
[19 апреля 1999 г.]

Бомбы НАТО обрушились на Сербию: "Новый мировой порядок" принимает явные очертания
[15 апреля 1999 г.]

Заявление МКЧИ от 14 декабря 1995 г.
Как РРПвступила в лагерь НАТО: Империалистическая война на Балканах и закат мелкобуржуазных левых

[Рабочий-Интернационалист, # 9-10 (май 1996 г.) и 11-12 (ноябрь 1996 г.)]

Кризис в Косово: Политика США закладывает основу для новой войнына Балканах
[Социальное равенство, # 5-6, июль 1998 г.]

К началу страницы

МСВС ждет Ваших комментариев:



© Copyright 1999-2017,
World Socialist Web Site